Bp-samara.ru

БП Самара
12 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исправительные колонии для несовершеннолетних мальчиков и девочек в России

Как отбывают наказание подростки? Особенности детских воспитательных колоний для несовершеннолетних в России

В силу их неполного нравственного, поведенческого и интеллектуального развития они не могут в полной мере осознавать последствия своих действий. Именно поэтому для них в отечественной системе исправительных институтов и учреждений создана специальная тюрьма.

Колония для несовершеннолетних в большей степени носит не карающий характер, а воспитательный. Такое воздействие создает почву для потенциального исправления малолетних преступников, с целью ограждения их от рецидива.

Со скольки лет сажают в колонию для несовершеннолетних, и какие виды детских колоний бывают – на эти вопросы Вы найдете ответ в данной статье.

Исправительные колонии для несовершеннолетних мальчиков и девочек в России

#Мама за решеткой 3.0 в Самаре

Что такое материнство в тюремных стенах? Это нарушение привязанности, порой и отвержение роли матери – все это очень непросто преодолеть без индивидуального подхода, который отсутствует в заключении, по понятным причинам.

Поэтому наш Фонд запустил проект «Мама за решеткой». Благодаря нему специалисты по материнству и детству приезжают в места заключений, в исправительные колонии с совместным проживанием. Там мы проводим персональные консультации для молодых мам и беременных женщин.

Собрано 15 300 из 34 800 руб.

Я выбираю быть! Выезд подростков Можайской ВК.

Этот сезон продолжаем с подростками! Что нужно им при выходе из колонии? Всем разное – и все это разное – ключ к проживанию действительности, с которой иногда непросто примириться. Проект трудовой и социальной адаптации «Я выбираю быть!» это трудовая терапия и общение на равных, в первую очередь. Мастер-классы, инклюзивные мероприятия, коллективные группы терапии и интересные встречи.

Собрано 2 000 из 21 150 руб.

Дорожный комплект для подростков Колпинской воспитательной колонии

Открываем подпроект гуманитарной помощи подросткам «Дорожный комплект»
В России больше 1000 подростков содержаться в воспитательных колониях, из них всего 100 — девочки, остальные — мальчики. Регулярно подростки освобождаются из мест заключений. Как правило, на свободу они выходят малоприспособленными к действительности, без необходимых средств к существованию. Мы ставим цель подпроекта — поддержать молодых людей в начале их жизненного пути, обеспечив их самым необходимым:
одежда, средства гигиены, еда и телефон, оплаченный на месяц.
Мы верим, что эти простые, понятные вещи помогут ребятам вовремя адаптироваться на воле и не вернуться в колонию, ведь впереди у них целая жизнь!

Собрано 5 962 из 31 320 руб.

Поддержать команду фонда

В этом году мы открыли два новых проекта «Я выбираю быть!» и #мамазарешеткой. Первый помогает подросткам удержаться на воле после освобождения, а второй помогает мамам в заключении встретиться с нужными специалистами. После первых выездов с этими проектами мы получили очень позитивный отклик. Нас пригласили на круглый стол по вопросам ресоциализации несовершеннолетних и на закрытое совещание с начальниками домов ребенка при колониях. Мы увидели, что есть четкий запрос на помощь, что у нас есть редкая возможность реализовывать проекты внутри колоний благодаря ежегодной кропотливой работе и вашей поддержке. Мы не хотим упустить эту возможность — помочь большему количеству людей в заключении.

Собрано 20 350 руб.

Собираем на Дорожные комплекты для освободившихся мам 2021 года

Женщин, в отличие от мужчин, почти никогда не встречают из тюрьмы. Особенно тяжело приходится мамам с детьми при выходе на волю. Поэтому уже больше пяти лет наши сотрудники и волонтеры встречают их. Обычно путь мамы с ребенком домой занимает один или несколько дней на поезде. В дороге длиной больше 1000 километров им помогает наш «Дорожный комплект».
Рюкзак с «Дорожным комплектом», в который входят средства по уходу за ребенком, — единственная возможность для мамы комфортно добраться от колонии домой, ведь при выходе на свободу у нее ничего нет, кроме билета на поезд. Также мы кладем в комплект оплаченный на месяц телефон, чтобы наши подопечные могли быть на связи с родственниками и близкими, и дарим маме коляску для малыша. Все это стало возможно только благодаря вашей поддержке.
С марта по май на свободу выйдут 11 мам с детьми. Для закупки и отправки одиннадцати комплектов нам необходимо собрать 45650 рублей.

Собрано 45 712 из 45 650 руб.

Собрано
36 200 из 85 000 руб.

Собрано
11 324 из 272 000 руб.

«Посадить детей легче, чем вернуть в жизнь»: опыт помощи отдельно взятой колонии

Депутаты «Единой России» предложили ужесточить уголовное наказание для подростков и сильнее противодействовать идеологии АУЕ. Наш корреспондент нашел организацию в Волгограде, которая возвращает подростков из тюрем в реальную жизнь — без законодательных запретов.

Неформальное движение АУЕ («Арестантский уклад един» или «Арестантско-уркаганское единство») пропагандирует жизнь «по воровским понятиям». Оно активно действует в соцсетях и развивается в ряде регионов.

Российский детский фонд более 20 лет привлекает внимание к проблемам детской и подростковой преступности, доказывая, что запретительные меры без реабилитационной работы и социализации заключенных неэффективны. Для изменения исправительной системы в отношении детей была создана программа «За решеткой детские глаза». Официально годом начала ее действия в регионах считают 2000-й, когда председатель Российского детского фонда Альберт Лиханов вместе с супругой Президента России Людмилой Путиной и заместителем председателя Правительства РФ Валентиной Матвиенко посетили дом ребенка Можайской женской колонии. Но работа Российского детского фонда с малолетними преступниками началась задолго до этого.

Читать еще:  Ученик одолел своего учителя: как в российских школах травят педагогов

К 2017 году во многих регионах эксперимент фактически прекратился. Но в отдельно взятой Камышинской колонии Волгоградской области, во многом благодаря поддержке ее руководства и местной власти, удалось создать прецедент — радикально трансформировать существующую систему. Как, почему и за счет чего это происходит — в материале корреспондента Агентства социальной информации.

Карцер за провинность

— В 1996 году мы поехали в воспитательную колонию Камышина вместе с журналисткой газеты «Городские вести» Галиной Карман, она чуть не потеряла сознание, увидев детей, которые сидели в карцере за провинность, они были страшно худые, изможденные, содержались буквально на воде и хлебе, — вспоминает председатель Волгоградского отделения Российского детского фонда Раиса Скрынникова. — Мы подняли крик: немедленно выпустите этих детей! Срочно нашли врача, который мог оказать им помощь. После проверки меню выяснилось, что воспитанники колонии давно не ели мяса, в рационе не хватало хлеба, молока и сахара.

Фото: Российский детский фонд

Такая ситуация в середине 90-х складывалась в большинстве исправительных учреждений региона: при отсутствии собственного производства, заказов и заработков оставался лишь бюджет, который не позволял обеспечить нормальные условия содержания заключенных. В тот момент в Камышинской воспитательной колонии содержалось более 400 подростков.

Раиса Скрынникова выступила на местном телевидении и попросила неравнодушных граждан оказать помощь воспитанникам колонии. На ее призыв откликнулось несколько малых коммерческих предприятий. Малолетним заключенным повезли продукты, мебель, постельное белье, одна из фирм Красноармейского района отправила в колонию самосвал мяса.

Выступления в средствах массовой информации происходили регулярно, с помощью журналистов общественники привлекали добровольцев, готовых помогать заключенным и их нуждающимся родственникам.

— До сих пор у меня перед глазами худенький Ваня из Волжского (имя изменено. — Прим. ред.), — рассказывает Раиса Скрынникова. — Сейчас он уже отслужил в армии, работает на трубном заводе, женат и воспитывает ребенка. Ему дали два года колонии по сути за то, что нечем было накормить прикованную к постели мать и младшую сестру. Поздно вечером он пошел в ближайший киоск и попросил у продавца хлеба, объяснив ситуацию, женщина отказала. Он плакал и уговаривал, но когда понял, что все бесполезно, пригрозил продавцу складным кнопочным ножом. Нож раскрылся и попал в сердце, женщина не умерла, но мальчику дали срок.

В беседе с глазу на глаз с сотрудниками детского фонда подросток попросил найти маму с сестрой и покупать им молоко с хлебом, пообещав вернуть все деньги, когда освободится. Волонтеры детского фонда позаботились о женщине, помогли определить девочку в детский сад и договорились с соседями, чтобы те могли отводить и забирать ее.

Подсобное хозяйство и рок-опера «Маленький принц»

С 2000 года программа «За решеткой детские глаза» получила поддержку исполнительной власти. Губернатор Волгоградской области Николай Максюта учредил при колонии попечительский совет, работу которого координировал заместитель главы региона. В колонии открылось профтехучилище, появилось оборудование для производства макарон, открылся швейный цех, стали сажать зерновые, разбили бахчи, занялись разведением коров, свиней и птицы.

Фото: официальный сайт УФСИН по Волгоградской области

Когда условия проживания и питания подростков улучшились, необходимость содержать большое подсобное хозяйство отпала. Сегодня в теплицах и саду колонии выращивают овощи и фрукты для стола подопечных и на продажу. Из производства остался цех по пошиву постельного белья для учреждений УФСИН.

В годы активного развития программы с 2000-го по 2005-й сотрудники детского фонда организовали для воспитанников регулярные консультации психологов и юристов, навещали по праздникам с подарками, привозили канцтовары и сладости. С концертами выступали детские и молодежные коллективы Камышина и Волгограда, были открыты творческие кружки для воспитанников.

Фото: Российский детский фонд

К финалу конкурса «Учитель года», который проводился среди школ российских воспитательных колоний, дети поставили рок-оперу «Маленький принц», — вспоминает полковник внутренней службы Игорь Буров, возглавлявший Камышинскую воспитательную колонию до недавнего выхода на пенсию. — И когда представители 11-ти регионов-участников в конце спектакля сказали: «вы что нам тут артистов показываете?», пришлось объяснять, что это — не профессионалы, а наши подопечные, с которыми занимались педагоги по вокалу и сотрудники городского камышинского центра «Семья».

При содействии регионального отделения Российского детского фонда и мэра Волжского Игоря Воронина на территории колонии появилась часовня в честь благоверного царевича Димитрия Угличского, которому матери молятся о своих детях.

Фото: официальный сайт УФСИН по Волгоградской области

Шанс на другую жизнь

По данным детского фонда, программа «За решеткой детские глаза» помогла предотвратить возвращение в места лишения свободы 70-80% воспитанников Камышинской колонии. В исправительном учреждении считают, что это довольно условный показатель – отследить судьбу подопечных во взрослом возрасте практически невозможно, если они сами не выходят на связь после освобождения. А напомнить о себе чаще всего стремятся те, кому удалось благополучно устроиться в жизни, рассказывает Игорь Буров:

— Один из бывших заключенных – парень из Волжского — отсидел шесть лет, после выхода отец помог ему открыть свое дело, сейчас у него два ювелирных отдела в Волгограде. После освобождения получил экономическое образование, прочно встал на ноги, недавно заезжал ко мне поделиться планами – собирается открыть агрофирму совместно с саратовским предпринимателем – торговать зеленью.

Читать еще:  Статья 221. Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ

Фото: официальный сайт УФСИН по Волгоградской области

Еще один воспитанник, судьба которого впоследствии сложилась благополучно, попал в колонию из другого региона. После освобождения остался в Камышине, кураторы программы «За решеткой детские глаза» помогли ему получить комнату в общежитии. Молодой человек увлекался игрой на гитаре, создал свою группу и работал в местном доме культуры. Потом занялся карьерой чиновника, сначала стал советником, а сейчас занимает должность в районной администрации. Сегодня он активно помогает колонии, приезжает с концертами по праздникам. Руководство же скромно умалчивает о том, что уважаемый гость в прошлом был воспитанником исправительного учреждения.

Другой бывший заключенный Камышинской воспитательной колонии руководит строительной фирмой в Липецке, рассматривает возможность переезда в Алтайский край, где можно получить крупный заказ на строительство гостиниц.

Вырваться из криминальной среды

Одной из самых больших проблем при освобождении воспитанников в конце 90-х был контроль со стороны старших представителей преступного сообщества – они караулили очередных «выпускников» у проходной на машинах. Тогда в комитете по делам молодежи областной администрации по просьбе детского фонда ввели ставку специалиста, который курировал подростков, выходивших из колонии. Он должен был знать дату окончания срока каждого воспитанника, помочь с трудоустройством или продолжением учебы, постановкой на учет в комиссии по делам несовершеннолетних.

Фото: официальный сайт УФСИН по Забайкальскому краю

Часто из колонии ребят лично забирали и доставляли домой сотрудники администрации. Но даже такая опека не давала гарантий, что подростки снова не попадут за решетку. Как в случае с двумя братьями, освободившимися досрочно, сопровождение которых взял на себя один из местных чиновников. Работник администрации позаботился о вещах первой необходимости для подростков – купил им кроссовки, спортивные костюмы, телефоны. Через неделю один из братьев совершил тяжкое преступление и снова сел на несколько лет. Второй, имея специальность штукатура-плиточника, полученную в ПТУ при колонии, начал зарабатывать ремонтами, а через несколько лет открыл свою строительно-отделочную фирму.

Попечители — кто?

Эффективность программы «За решеткой детские глаза» всегда напрямую зависела от активности главы попечительского совета, обязанности которого до недавнего времени возлагалась на заместителя главы региона.

— На период создания программы попечительский совет возглавляла вице-губернатор Галина Хорошева, она имела большой опыт работы с детьми, — вспоминает Игорь Буров. — Вместе с Раисой Скрынниковой это был отличный тандем, который оказывал помощь и в вопросах духовного воспитания, и финансовой поддержки. Регулярно проводились совещания с участием руководителей крупных предприятий, готовых пожертвовать средства на конкретные нужды.

Сегодня председателем попечительского совета является глава Волгоградского областного отделения Российского фонда милосердия и здоровья Ирина Рокотянская, также в состав входят: уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области и руководитель областного отделения Российского детского фонда, главный режиссер Камышинского драмтеатра, представители городского центра «Семья» и центра занятости.

Фото: официальный сайт УФСИН по Волгоградской области

Что происходит сегодня

На протяжении всех лет программа «За решеткой детские глаза» действовала как благотворительная, не получая поддержки из федерального и местного бюджетов. В последние годы круг людей, заинтересованных в реабилитации подростков, попавших за решетку, в Волгоградской области заметно сузился, ужесточились и требования к оформлению спонсорской помощи. Волонтеры детского фонда и аппарата уполномоченного по правам ребенка выезжают к подросткам в среднем раз в квартал, привозят психологов, консультантов по юридическим вопросам, устраивают встречи с родителями. Сегодня программа держится в основном на активности попечительского совета и личных контактах руководства колонии, наработанных в предыдущие годы.

Фото: официальный сайт УФСИН по Волгоградской области

Камышинская воспитательная колония занимает третье место во всероссийском рейтинге. После недавней реформы системы ФСИН, в результате которой число воспитательных колоний для несовершеннолетних сократилось с 62 до 23, заметно повысилось качество условий содержания воспитанников. В Камышине в настоящее время отбывают наказание 70 подростков. Насколько благополучно они смогут вернуться в общество после освобождения, зависит не только от уровня материального обеспечения и организации досуга в колонии.

— Самое ценное – это внимание к духовному состоянию детей, — говорит Игорь Буров. – Особенно видна заинтересованность у тех, кто лично сталкивался с подобной проблемой. В колонии, в свою очередь, всегда рады сотрудничать со специалистами, педагогами, знающими психологию подростков и особенности девиантного поведения. Ну, а если решать проблему системно на государственном уровне, то нужно серьезно проанализировать, откуда все это берется, и предупреждать негативные тенденции еще на уровне школы.

Характеристика исправительных колоний

В России в ведении ФСИН находится 62 исправительные колонии для несовершеннолетних, располагаются они в 54 субъектах. Из них большая часть – это колонии для содержания мальчиков, а в Белгородской области находится колония для несовершеннолетних девочек и такая же в Томской области.

Вот как выглядит статистика по видам преступлений, которые совершаются несовершеннолетними:

  • 16% осуждены за кражу.
  • За грабежи отбывает наказание около 15% осужденных.
  • Умышленное причинение вреда здоровью – 11%.
  • Убийства — 10%.
  • За изнасилования осуждено около 8% и остальное место занимают другие преступления.
Читать еще:  Лицензирование деятельности по культивированию наркосодержащих растений для производства наркотических и психотропных средств

Школа, вуз, работа

В первую смену воспитанницы работают на фабрике, которая находится на территории колонии, а во второй половине дня учатся в школе. Занимаются с ними восемь учителей, директор и его заместитель. Точные науки – физику и химию – преподают мужчины.

«Мы работаем согласно закону об образовании РФ и всем нормативным документам, которые издаёт Министерство образования РФ, департамент образования Белгородской области, — говорит директор средней общеобразовательной школы управления ФСИН России по Белгородской области Василий Обрезанов. — Мы учим девочек по тем же образовательным программам, что действуют во всей стране в обычных школах. Для 10-11 классов это 34 учебных часа в неделю, для 9-8 классов – 33 часа, начальные классы — 23 часа. Учитель истории и обществознания преподаёт и основы православной культуры».

Финансово школа зависит от регионального УФСИН, которое несёт все расходы на зарплату учителям, оборудование кабинетов, обеспечение учебниками и школьными принадлежностями. Классы со свежим ремонтом, в каждом — компьютер, интерактивные доски, проектор, экран.

Василий Алексеевич не без гордости рассказывает, что у воспитанниц есть возможность получить даже высшее образование. Правда, они не сдают ЕГЭ – согласно приказу Министерства образования РФ, лица, отбывающие наказание, могут проходить государственную аттестацию в форме государственного выпускного экзамена — это контрольные работы в виде тестов по математике и сочинения по русскому языку. Именно его выбирает основная масса девочек, потому что сдать его легче, меньше психологическая нагрузка. В аттестате не указано, что он выдан в колонии. А после можно обучаться дистанционно в вузе, с которым у колонии есть договор о сотрудничестве. В этом году высшее образование здесь получают четыре человека.

«Я родилась в Пензе, когда родители развелись, переехала в Московскую область, — рассказывает 19-летняя Галина. — Попала в колонию за убийство, срок большой – девять с половиной лет. Попала под влияние старшего по возрасту человека, не слушала маму, жила сама, как хотелось. Тут нахожусь уже два года, закончила 10 и 11 классы, начала учиться на психолога дистанционно – очень хочу получить высшее образование, чтобы на свободу выйти уже с дипломом, вернуться домой к маме – она платит за моё обучение».

В колонии для несовершеннолетних крайний возраст пребывания – 18 лет, поэтому Гале предстоит переводиться отсюда во взрослую колонию. Но там, по её словам, у неё есть перспектива выйти условно-досрочно, когда она отбудет две трети срока.

Я не болельщик. Матчи смотрю редко и с кем-то за компанию, за чемпионатами особо не слежу, футболистов знаю только самых знаменитых или скандальных. Но живу не в вакууме и отголоски наиболее громких событий до меня доносятся.

И вот сейчас повсюду обсуждают кривоногую сборную, усатого Черчесова, зарплаты футболистов, футбольных чиновников и вот это вот всё. А у меня стойкое убеждение, что для того, чтобы выигрывать в футбол нужно в него играть. Не 11 миллионерам под телекамерами, а миллионам тех, из можно потом выбрать нормальную сборную, а не команду санатория, где лечат опорно-двигательный аппарат.

Дело было лет 10 назад в городе Риме. В Италии. Там через город течёт речка-вонючка Тибр, маленькая и грязная, но другой нет. И, вот, шли мы с женой через какой-то исторический мост через этот Тибр, любовались гнёздами бомжей по берегам, мутной водой, вдыхали аромат канализационных стоков из античных катакомб и увидели у одной из опор моста водоворот, в котором крутилась куча мусора. И что-то мне в этом мусоре показалось странное. Мячи! Среди пластиковых бутылок, канистр и прочих, вполне обычных городских говн, плавали футбольные мячи. Я сфотографировал и потом на фотографии посчитал. У меня получилось больше десятка! Это мячи, которые какая-то итальянская школота пиная у себя во дворах и на пустырях запинала в речку. Можете ли вы представить, чтобы в России половину кучи мусора составляли футбольные мячи?

Для года назад в другом конце Италии в Палермо я забрёл на маленькую улочку часов в 6 вечера. Автомобили там в это время не ездили, местные пацаны сделали прямо на проезжей части ворота из кадок с цветами (там многие у дверей и подъездов на улице ставят всякую зелень в больших кадках и горшках) и играли двое на двое. Палермо город очень тесный, каменный, бедный, играть там негде, поэтому вот так — прямо посреди улицы.

Вот так создаётся сборная, которая умеет играть и выигрывать. А если даже и проигрывает, то всё равно делает это красиво, интересно, артистично, достойно, так что даже я, дилетант, вижу разницу с отечественными паралитиками. Потому, что если в твоей стране 30 миллионов человек играет в футбол, то среди них найдутся те 11, за игру которых будет не стыдно и тот, который их сможет достойно тренировать. А пока этого нет, остаётся только выяснять, кто виноват.

Картинку с мячами прилагаю. Оригинал у меня где-то в архивах дома, я сейчас не там, поэтому взял маленькую превьюшку из облака. Но мячи там всё равно видно хорошо.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector