Bp-samara.ru

БП Самара
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Кресты» и «Кресты-2»: как сейчас выглядят камеры?

“РОССИЙСКОЕ ДНО”.
Игорь Рудников — о новой питерской тюрьме

СИЗО «Кресты-2» (фото: RT)

“В действительности всё иначе, чем на самом деле”, — сказал когда-то писатель-философ Антуан де Сент-Экзюпери. За примером далеко ходить не надо…

Памятник коррупции

На днях пришло первое письмо из Ленинградской области, где по воле судей оказался главный редактор газеты “Новые колёса” Игорь Рудников.

“Пятизвёздочная тюрьма. Так по идее должны были выглядеть “Новые кресты” — самая большая тюрьма в Европе, как с гордостью мне сказали сотрудники СИЗО, когда я появился на пороге, — пишет он. — Увы, угадывается только замысел (в большинстве камер соблюдены европейские нормы — 8 кв.м на арестанта), а в остальном — или глобальный, заброшенный недострой, или свежая разруха (всё отваливается, течёт, сыплется, трещит — сделано тяп-ляп).

Кстати, как здесь говорят, СИЗО до сих пор считается стройкой и не принято в эксплуатацию, что позволяет шибко грамотным сидельцам (юристам, бывшим прокурорам) писать жалобы в ЕСПЧ и отсуживать у Российской Федерации приличные суммы за нарушение прав. Такой памятник российской коррупции…

(фото: The Daily Mail)

Но я, оказавшись в четырёхместной камере, почувствовал себя словно в санатории. В умывальнике есть горячая вода. Крошечный, но закрытый от сторонних глаз туалет с унитазом (железным, чтобы не разбили). Большие окна в камере, много света. Деревянные, ещё не сгнившие полы (правда, краска уже облезла — видимо, красили доски, пролежавшие на улице под дождём не одну неделю)”.

Утренняя дискотека

Находясь ещё в калининградском СИЗО, Игорь Рудников писал:

“Утро. Плохое настроение. Вы ходили на дискотеку в шесть утра? Так, чтобы проснулся, и сразу что-то вроде “тяжёлого металла”… В чём прелесть калининградского СИЗО — утренние дискотеки. Потом, до 22 часов как бы и не замечаешь. Шумит-кричит фоном… Ну ничего, сейчас начну отжиматься, и настроение улучшится”.

Игорь Рудников

Попав в “Новые Кресты”, Игорь Петрович поделился впечатлениями об общей обстановке и шумовом фоне в частности:

“Телевизора и холодильника нет, только радиоточка (но её можно включать и выключать самостоятельно). Библиотеки в самом большом СИЗО тоже нет, но книги найти можно. Арестанты получают их с воли и передают друг другу — идёт постоянный обмен. Также с газетами. Я успел прочитать шикарный роман-биографию “Рембрандт”, написанный Глэдис Шмитт. Мне обещали прислать книги родственники и адвокаты. Попытаюсь осилить “Краткую историю времени” Стивена Хокинга…”

Спасает магазин и передачи

“Кресты”, конечно, не похожи ни на одно другое СИЗО, — продолжает Рудников. — Есть свои плюсы и минусы. Обо всём в письме не напишешь, но жизнь здесь бурная — интереснее, чем в СИЗО Калининграда. Можно сказать, тут настоящее российское дно, которое постоянно взбалтывают, — поэтому вечная мутная вода, в которой и надзиратели, и следователи, и преступники, каждый ловит свою рыбку. Но всё лучше, чем чёрное, холодное болото. Хотя, если говорить тюремным языком, то СИЗО — болото, где тихо засасывает мрачная пучина, и никакие права на человеческие условия не существуют, а крики отчаяния никто не слышит. Такие тюрьмы называют красными.

Читать еще:  Быт пожизненно осужденных в России: отчего заключенные сходят с ума

(фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС)

Не знаю, какая в “Крестах” медсанчасть. Говорят, внешне выглядит очень красиво, технически оборудованной. Но восторженных отзывов арестантов о медпомощи не слышал. Питание здесь хуже калининградского. Спасает магазин и передачи с воли. Во всех камерах — видеонаблюдение. Хорошо топят, тепло. Вполне приличные кровати и матрасы (постельное бельё стираем сами). Вот первые впечатления”.

Вызов Системе

Четыре тюрьмы менее чем за полтора года не только не сломили Рудникова, но и сделали его более выносливым, более упорным — чтобы тело и душа были молоды. До “Новых крестов” Игорь Петрович писал:

“В СИЗО не любят арестантов, которые занимаются спортом. Наверное, выглядит как вызов Системе. Тут надо умирать, быть жалким и несчастным, чтобы видно было, что тебя сломали, раздавили. Иначе — наглость, протест. В ИВС на Петровке, 38 мне запрещали даже приседать. Курить — пожалуйста, а физо — нельзя”.

(фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС)

В питерской тюрьме, как говорит Рудников, в этом смысле иначе:

“Чувствую себя хорошо. Много занимаюсь физо — и в камере, и на прогулке в тюремном дворике. ”

Герои ТВ-репортажей

“Сокамерники (все годятся мне в сыновья) ко мне относятся с уважением, — рассказывает Игорь Петрович. — Называют по имени-отчеству и на “вы” (что в тюрьме — исключительный случай). Курят строго в туалете. Освободили меня от уборки камеры. Каким-то образом через неделю все “Кресты” знали кто я такой, хотя сам много не говорю, больше слушаю.

Не могу написать в письме, но сидят со мной герои ТВ-репортажей и газетных материалов во всех федеральных СМИ — такие медийные персоны, проходящие по громким делам, со сроком от 15 лет до “пыжика” (пожизненного заключения).

Чужие подвиги в камере не принято обсуждать и осуждать, это миссия прокурора и судьи. Хотя первое, что спрашивают друг у друга, — не имя, а “беда”. То есть статья УК, по которой человек угодил за решётку. Всем при этом понятно, что вокруг преступники (конечно, большинство считает себя невиновными или не так сильно виновными), сплошной мат-перемат, и за всем этим плохо скрытые страх, отчаяние, безнадёга.

Мне повезло — мои сокамерники не обделены интеллектом, воспитанием и образованием. Интересуются историей, техникой, много спрашивают меня на различные темы, внимательно слушают.

(фото: Александр Демьянчук / ТАСС)

Удивительно, но я воспринимаю их как ровесников, мне легче общаться с ними на равных. Они же воспринимают меня как старшего по возрасту. Что особенно приятно, в разговоре, при обращении ко мне они перестают материться”.

Когда Фемида решала неподъёмный для себя вопрос — где будет проходить суд над журналистом и депутатом — Игорь Петрович сообщил в письме:

Читать еще:  Фальсификация в арбитражном процессе: в чем заключается?

“Моё дело рассматривать не хотят. Никто. Классика жанра. Поэтому они боятся любой огласки…”

(фото: pikabu.ru)

Похожую реакцию “хозяев нашей жизни” Рудников усматривает и в ситуации с закрытием “Новых колёс”:

“По крайней мере, по-тихому властям задушить газету не удалось. Власть вымазалась в этой истории, и от этой грязи ей не отмыться, не скрыть. И это уже поражение власти. А мы, будем живы, молчать не станем. Тем более, не впервой. Третий раз закрывают нашу газету. Те, кто закрывали раньше, — ушли. Уйдут и эти. Так что никаких похорон”.

На этой оптимистической ноте (прошедшей даже тюремную цензуру!) как не вспомнить древнюю мудрость:

“Сиди спокойно на берегу реки, и мимо проплывёт труп твоего врага” (Конфуций).

Н. ЧЕТВЕРИКОВА

Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.

Номер карты «Сбербанка» 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)

Мобильный номер
редакции
+7-900-567-5-888

РАЗДЕЛЫ

  • Политика
  • Криминал
  • Общество
  • А судьи кто
  • Кёнигсберг — Калининград
  • Жемчужное побережье
  • История автомобилей
  • Армия
  • Футбол
  • Спецвыпуски

Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Проект «Кресты-2» | сдан

Fenol

ZB-624

В распоряжение «Российской газеты» попал проект нового СИЗО «Кресты-2», который появится в городе Колпино под Санкт-Петербургом.

По данным издания, тюрьма, которая разместится на участке площадью 36 гектаров между железной дорогой и Шлиссельбургским шоссе, будет самой большой в Европе.

На территории СИЗО будут построены два изолятора в виде крестов, рассчитанные на 4000 мест, столовая на 150 мест для сотрудников, спортивный корпус с тиром, пятиэтажная медицинская часть с амбулаторией и стационаром, гараж на 40 машин, пожарное депо и вольер на 40 собак. На каждого заключенного в соответствии с европейской нормой предусматривается не менее семи квадратных метров. Все помещения изолятора покрасят в светлые тона.

Деньги на строительство нового изолятора выделило правительство России. Тендер среди строительных компаний, проведенный Федеральной службой исполнения наказаний, выиграла та же фирма, что строит второе здание Мариинского театра.

После завершения возведения «Крестов-2» здания старой тюрьмы, являющейся архитектурным памятником, скорее всего выставят на аукцион, а музей «Крестов» переедет в Москву, в «Бутырку». Комплекс исторических зданий «Крестов», расположенный в центре Санкт-Петербурга на Арсенальной набережной, был построен в 1892 году. Площадь СИЗО составляет 4,3 гектара.

Fenol

ZB-624

Вчера служба исполнения наказаний представила «Российской газете» проект нового СИЗО «Кресты-2». Теперь наши читатели могут не только услышать, но и увидеть, как будет выглядеть самая большая тюрьма Европы.

Проект стал знаменитым еще до того, как архитекторы приступили к работе. Шутка ли, одна из самых знаменитых тюрем России готовится к переезду. Первой об этих планах сообщила «Российская газета» год назад. По свидетельству осведомленных источников, наша статья значительно ускорила решение вопроса. Как рассказывали очевидцы, у директора Федеральной службы исполнения наказаний буквально раскалился телефон: звонили желающие выкупить старую тюрьму, которая еще и архитектурный памятник. Правда, когда коммерсанты узнавали условия, то отступали.

Читать еще:  Из каких стран ЕС идет контрабанда оружия в страны СНГ

От инвесторов требовалось построить с нуля новый следственный изолятор, и чтобы был лучше прежнего. Не больше, не меньше. А это очень дорого даже для крупных корпораций. В итоге деньги на строительство нового изолятора выделило правительство России. Федеральная служба исполнения наказаний провела тендер среди строительных компаний и в сентября объявила имя компании-победительницы. Что интересно, возведет тюрьму та же корпорация, что строит второе здание Мариинского театра.

Так будут выглядеть «Кресты-2» с высоты птичьего полета.
Новому сизо оставят историческое название, и даже форма останется прежней. После того как «Кресты-2» примут постояльцев, старая тюрьма скорее всего будет выставлена на торги. Напомним, что построенный в 1892 году комплекс исторических зданий «Крестов» занимает 4,3 гектара в центре Петербурга, на Арсенальной набережной. Разрушать все это нельзя. Новые владельцы смогут только перестроить так, чтобы памятник сохранился. Что будет внутри, дело десятое: офисы, гостиницы, рестораны, может, что-то еще. Знаменитый музей «Крестов» переедет в Москву, в «Бутырку». А в камерах, простите, офисах старого замка, будет писаться совсем другая история.

Новое СИЗО обоснуется в Колпино, пригороде Санкт-Петербурга. «Кресты-2» строятся между железной дорогой и Шлиссельбургским шоссе на участке площадью 36 гектаров. В рамках проекта предполагается возвести собственно изолятор на 4 тысячи мест: два режимных корпуса в виде крестов. А для службы сотрудника создадут все условия, включая комнаты психологической разгрузки. Кроме арестантских корпусов на территории нового изолятора будут столовая на 150 мест для сотрудников, спортивный корпус с тиром, пятиэтажная медицинская часть с амбулаторией и стационаром. Еще в плане — строительство гаража на 40 машин, пожарного депо и вольера на 40 собак. Так что тюрьма, и это правильно, станет маленькой крепостью.

На каждого заключенного в камере предусматривается не менее 7 квадратных метров. Это европейская норма. Все помещения покрасят в светлые тона. Психологи, кстати, рекомендуют каждый этаж окрашивать в разные цвета: белый, фисташковый, бежевый и т. д. Меньше мрачности, больше надежды. Кстати, такая цветовая методика опробована в новом корпусе следственного изолятора в поселке Горелово, под Санкт-Петербургом. Это еще один острог высокого класса, построенный в России. Первая партия из 16 подследственных была доставлена в новый корпус изолятора 17 ноября. Но, конечно, проект «Кресты-2» больше и масштабнее — название обязывает. Кстати, нынешние «Кресты» в момент постройки были самой большой и передовой тюрьмой Европы.

Как сообщили корреспонденту «РГ» во ФСИН России, предстоит не только построить изолятор, но и проложить дороги. Последние, кстати, — большая проблема. Шоссе, которое ведет к участку «Крестов-2», постоянно забито пробками. Поэтому в одном из зданий СИЗО планируется разместить зал судебных заседаний. Другой вариант: расширить нынешнюю трассу. Но этот вопрос вне компетенции тюремного ведомства.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector