Bp-samara.ru

БП Самара
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли бить детей: 8 фактов о физическом наказании

Бить нельзя помиловать: сколько россиян поддерживают физические наказания

Об экспертах:

  • Александр Колмановский, психолог, специалист по семейным и детско-родительским отношениям;
  • Лиза Лазерсон, режиссер, журналистка;
  • Елена Фейгин, когнитивно-поведенческий и семейный терапевт, докторант университета Зигмунда Фрейда (Вена);
  • Илья Хломов, гештальт-терапевт, специалист центра адаптации подростков «Перекресток».

Агентство «Михайлов и Партнеры» провело всероссийское исследование «Воспитание и наказание: взгляд поколений», чтобы выяснить, как относятся к воспитанию в российских семьях, какие наказания применяют и как отличаются взгляды у молодежи и более старшего поколения на этот вопрос.

Людмила Горюнова, генеральный директор агентства «Михайлов и партнеры. Аналитика»:

«Мы задумывали исследование, чтобы изучить конфликт поколений, однако на практике не увидели какого-то существенного разрыва. Наоборот, родители на фокус-группах все время говорили: мы хотели бы прислушаться к ребенку, понять, чего он хочет. Они утверждали, что почти не конфликтуют с детьми, хотя со своими родителями у них конфликты были постоянно.

Мы поделили респондентов на две условные группы — «старшее поколение» (31-55 лет) и «молодежь» (14-30 лет). Конечно, это обобщение, и, например, миллениалы — те, кому сегодня 30-35 лет — в итоге оказались в разных группах, хотя это одно поколение. Но так проще всего увидеть глобальную разницу мнений, не отвлекаясь на множество разных групп».

Преступление и наказание

Воспитание детей – это сложный процесс, при котором не обойтись без наказаний. Некоторые родители категорически против рукоприкладства, другие допускают такие методы. Редакция «АиФ-Новосибирск» провела опрос (на сайте Aifnsk.ru). Большая часть (около 60%) читателей признались, что в детстве за провинности получали от родителей оплеухи, подзатыльники и даже наказание ремнём. Около 30% респондентов признались, что их детство прошло вообще без тумаков: в наказание их лишали прогулок, телевизора, общения с друзьями.

Жители Новосибирска Владимир и Наталья Петровы уже на пенсии и любят баловать своих внуков. Они часто вспоминают, как растили своих четверых сыновей, и удивляются, какими разными они были.

Некоторые родители воспитывают своих детей более гуманными методами и даже изучают для этого специальную литературу. Такие папы и мамы считают, что важнее всего – уважение к ребёнку и к миру его интересов.

Жительница Новосибирска Светлана Меньшикова признаётся, что никогда не била свою дочь и не жалеет об этом.

«Я старалась все конфликты между нами решать мирно, – говорит Светлана. – Конечно, порой возникали сложные ситуации, ведь дочь была трудным подростком – часто прогуливала школу, не слушалась. Но я всегда старалась общаться с ней, обсуждать проблемы. Конечно, приходилось порой наказывать её домашним арестом, нередко выслушивала истерики. Но вместе мы справились с трудным возрастом. Она выросла умной и целеустремлённой девушкой».

«Меня в детстве никогда не били, – вспоминает Анастасия Вайтович. – В наказание всегда ставили надолго в угол и заставляли просить прощения. Для меня это было очень унизительно, поэтому в такие минуты я мечтала «получить ремня» и быть свободной – так воспитывали моих двоюродных братьев».

Почему родители прибегают к насилию в воспитании детей

Родители быстро понимают, что физические наказания не дают желаемого эффекта. Почему же они продолжают бить детей? По нескольким причинам:

«Дурная наследственность». На собственных детях родители, которых били их мамы и папы, вымещают свои обиды. Насилие в семье уже воспринимается как единственно правильный метод воспитания.

Отсутствие желания заниматься детьми. Вместо долгих уговоров и объяснений, задушевных бесед, совместных игр многие родители предпочитают подзатыльники. Это проще и быстрее.

Родительская некомпетентность. Нередко взрослые просто не знают, как воздействовать на ребенка, если он не слушается. Самообразование в этом вопросе — долгий и сложный процесс, а насилие — проще.

Читать еще:  Изнасилование и насильственные действия сексуального характера: сравнительный анализ

Самоутверждение родителей. Люди, которым приходится сталкиваться с давлением и унижением, могут проявлять жестокость к собственным детям, чтобы выместить гнев на тех, кто не в состоянии дать отпор.

Отдельно стоит упомянуть о психически нездоровых родителях, которые нуждаются в медицинской помощи. За счет страданий детей такие люди получают моральное удовлетворение. Чужая боль облегчает их собственную.

Наказание вместо разбора ошибок

Школьные учителя привыкли «тыкать» ребенку его ошибками. Ирина Лукьянова уверена, что при таком подходе ребенок сразу привыкает к тому, что ему либо все нужно делать идеально, либо — не делать ничего.

— Если человека постоянно кошмарить его ошибками и указывать на его несовершенства, то мы отобьем у него всякую охоту заниматься чем бы то ни было.

Однажды на курсе творческого мастерства ее ученица написала талантливый прозаический отрывок и спросила: «Какие у меня есть ошибки?»

— Ну какие ошибки могут быть в творческой работе? Я показываю, где более удачно, где менее, что можно переделать, чтобы стало еще лучше. «Большое спасибо, что указали мне на мои ошибки, это больше никогда не повторится». Я чуть не заплакала. Можно подумать, что она совершила какое-то безобразие, которое заставило ее потерять лицо. А на самом деле я просто убрала деепричастный оборот, чтобы сделать предложение чуть-чуть проще, и объяснила, почему такие обороты могут утяжелять предложение.

«Наркозона под крышей ФСИН и ФСБ»

Заключенные ИК-8 Хабаровского края заявили о наркоторговле, вымогательствах и пытках в колонии.

  • Следственный комитет ведет проверку по заявлениям о наркоторговле, вымогательствах и пытках заключенных колонии номер восемь Хабаровского края.
  • К чему приводит конфликт интересов участников общественных советов при министерствах и ведомствах.

На днях заключенные из исправительной колонии номер восемь Хабаровского края прислали проекту Gulagu.net несколько видео и фотодокументов, из которых следует: с попустительства администрации колонии часть осужденных торгуют наркотиками, избивают других заключенных и вымогают у них деньги. Речь идет о хорошо налаженном бизнесе, прибыль от которого получают, в том числе, некоторые сотрудники регионального управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Наркоторговля, вымогательство и пытки
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

  • 240p | 6,4MB
  • 360p | 9,3MB
  • 480p | 14,5MB
  • 720p | 41,7MB
  • 1080p | 44,7MB

У нас на связи руководитель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.

Владимир, что сейчас происходит с этими двумя осужденными, которые обратились к вам из этой колонии и передали видео и фото?

Владимир Осечкин: Они находятся в помещениях камерного типа. И за эти дни – после публикации первого видео – произошли разительные изменения в деятельности исправительной колонии, которая, по сути, была пыточной колонией и наркозоной. Нам уже известно, что из колонии уволены как минимум три высокопоставленных офицера – это начальник Отдела безопасности Продайко, его заместитель Димов и начальник ПКТ-ШИЗО Гусейнов, которые непосредственно оказывали давление на Александра Лукина и других осужденных, принуждая их к совершению незаконных действий, вымогая у них деньги, оказывая на них физическое и психологическое давление.

Сейчас, после огласки, к колонии номер восемь приковано внимание и Генпрокуратуры, и сотрудники Управления собственной безопасности центрального аппарата ФСИН России выехали на место, также работают следователи и прокуроры. Уже несколько дней подряд в колонии и ночует начальник УФСИН генерал Дорохин, который в шоке от подобной огласки.

Марьяна Торочешникова: От огласки или от того, что там происходило?

Владимир Осечкин: По этому поводу у нас не должно быть иллюзий. За эти трое суток заключенных начали кормить рисом, курицей, гречкой, их перестали бить и насиловать, прекратилась наркоторговля, истязания и вымогательства. Конечно, это не добрая воля генерала Дорохина или кого-то из ФСИН, это в первую очередь их защитная реакция, ведь кто-то вынес сор из избы. То, что мы опубликовали, заставляет всю эту мафию хотя бы на какое-то время ослабить хватку.

Читать еще:  Виды наказания — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

ФСИН контролирует очень серьезная мафия, которая использует сотни исправительных колоний и следственных изоляторов как места для наживы. Есть определенная такса, сколько начальник учреждения должен отвозить в Москву – вот этой мафии, в которую входят высокопоставленные генералы ФСИН и ФСБ.

Начальник колонии, в которой пытали Дадина, вышел на свободу досрочно

Марьяна Торочешникова: Как долго в колонии номер восемь в Хабаровском крае существовала эта схема?

Владимир Осечкин: Более десяти лет. Мы сейчас находимся в контакте сразу с несколькими сотрудниками этой колонии из младшего и среднего состава, которые, увидев реакцию руководства, поверили в возможность изменений и решили тоже принять участие в разоблачении массовых нарушений прав человека.

Есть несколько разных схем, с помощью которых коррупционеры из УФСИН «зарабатывали» деньги (это бесчестный заработок, хищение). Первая – это эксплуатация рабского труда. Псевдоблатные, которые являлись негласными агентами Оперативного отдела УФСИН, вместе с администрацией и оперативниками реализовывали оперативные комбинации и систематически и массово унижали заключенных. Из 1200 осужденных как минимум четверть находятся в самом унизительном положении. В среде заключенных это называется «обиженные». Более чем 300 человек, используя подлости, хитрости, физическую силу, унижали, «опускали», делали бесправными. Там даже были смотрящие за «обиженными», существовала очень мощная «бей-бригада». У этих блатных «обиженных» существовал режим неприкосновенности, и они в свое помещение затаскивали силой того человека, которого приговаривали к пыткам, унижениям и даже к изнасилованиям.

У нас есть информация и от сотрудников, и от бывших заключенных, что четверо осужденных – Хотченков, Рыбцов, Веселовский и Пискун – при поддержке так называемого смотрящего Сергея Меньшова так жестоко избивали и унижали человека, что он после этого целую неделю не мог встать. Сотрудники слышали крики, которые нескольких часов доносились из этого помещения. Когда человека полностью ломали и психологически, и физически, дальше его использовали как раба на промзоне.

Сначала начальником колонии был Конечных, затем его друг Горячев. Существовало несколько производств, которые «кормили» руководство исправительной колонии. Первое – это производство тротуарной плитки. Именно ею устлана вся набережная в Комсомольске-на-Амуре: это госзаказ. Это производство было построено на средства одного из коммерсантов, который отбывал наказание в исправительной колонии, Михаила Федорова: он вкладывал деньги под давлением администрации. Рабский труд заключенных, бесплатные государственные помещения, бесплатные коммуникации: у мафии, которая контролировала это производство, была бесконечная возможность демпинговать и захватывать рынки в Хабаровском крае и в Комсомольске-на-Амуре, забирая под себя практически все государственные и муниципальные заказы.

Они заработали на этом сотни миллионов рублей. Наши эксперты уже нашли у них целый ряд объектов недвижимости, в том числе в Анапе четыре коттеджа по 200-250 квадратных метров принадлежат прошлому и нынешнему руководству исправительной колонии номер восемь (это бывший начальник колонии Конечных, заместитель начальника по охране Семенов, начальница отдела кадров Дитятьева, чьи дети и племянники тоже работают в этой колонии). Эти сведения еще официально не подтвердились, но мы сейчас направили эти материалы в Следственный комитет и в прокуратуру. Совершенно ясно: все это куплено не на зарплату, эти деньги похищены у государства, их нужно конфисковывать и возмещать, в том числе, тем заключенным, которые работали практически без зарплаты.

Марьяна Торочешникова: А куда же смотрела Служба собственной безопасности ФСИН?

Владимир Осечкин: Они знали и тоже с этого зарабатывали, как и оперативники из Отдела «М» УФСБ по Хабаровскому краю. Кроме того, в колонии полным ходом шло изготовление ящиков для артиллерийских снарядов по госзаказу для Министерства обороны. И конечно же, Военная контрразведка и Отдел «М», который занимается контрразведывательным обеспечением деятельности ФСИН и Минюста, прекрасно понимали, что происходит в промзоне, но тоже с этого зарабатывали и считали это нормой.

Читать еще:  Браконьерство и охота без путевки — штраф и статья в УК РФ

Марьяна Торочешникова: Это просто фантастика!

Владимир Осечкин: Это объективные факты. Мы посмотрели по госзакупкам – действительно, существует определенное количество госконтрактов, которые выполняла колония номер восемь. Там есть и еще несколько производств.

Но самое важное в этой истории – это торговля наркотиками, которая была поставлена на системную основу. На протяжении нескольких лет на промзону практически каждый день заезжали грузовые автомобили, и в некоторых периодически находили свертки по 200-400 граммов с наркотическими веществами (марихуана, гашиш, метадон, героин). Охранники докладывали об этом начальнику колонии и его заму, после чего им поступал звонок: «Пропускайте машину. Сейчас подойдет оперативник». И приходил оперативник Иванов, который в этом году уже стал начальником Оперативного отдела, и просто забирал у охранников эти наркотики. Это никак не регистрировалось, никаких уголовных дел не возбуждалось. И теперь, сопоставив все эти факты (в том числе полученные нами от десятков бывших заключенных и родственников нынешних заключенных сотни чеков и квитанций за переводы за наркотики), можно говорить о том, что под «крышей» ФСБ и ФСИН существовала наркозона, где на наркотики были посажены сотни осужденных.

«Я первая ласточка». ОНК Москвы избавляется от правозащитников

Помимо этого полным ходом шло вымогательство денежных средств от заключенных и их родственников. Над каждым нависало жестокое избиение, изнасилование и перевод в касту униженных: соответственно, они были вынуждены платить за все – за наркотики, за алкоголь, за запрещенные предметы, за разрешение пользоваться сотовыми телефонами, за безопасность. Заключенный Исаев рассказывает: когда его этапировали в колонию, на его банковском счете было более двух с половиной миллионов рублей. За четыре месяца коррупционеры и сотрудничающие с ними бандиты заполучили все эти деньги. И это история только одного заключенного, а там было более 1200 человек!

Это мафия, в нее входили и криминальные лидеры, которые на самом деле были агентами Оперативного отдела, и коррумпированные оперативники, и руководство этого исправительного учреждения, и Отдел безопасности, который выдаивал из заключенных деньги и «крышевал» наркоторговлю.

И четвертая схема – это «алё-малё», то, что сейчас пиарщики ФСИН пытаются внедрить в общественное сознание как некий колцентр. Речь идет о том, что в помещениях ПКТ и ШИЗО закрывали в камеры осужденных, у которых были проблемы с криминалитетом, которые не могли вовремя выплатить какую-то сумму. Всего в общей тетради должников в исправительной колонии значилось более 200 человек. Начальник ПКТ Гусейнов вместе с начальником Отдела безопасности Продайко и его заместителем Димовым приходили к этим заключенным и говорили: «Все, ты на нашей территории. Зарабатывай нам деньги. Вот тебе мобильный телефон, вот тебе доступ в интернет. Мы закрываем глаза». И вот Александр Лукин, как и ряд других осужденных, которые находились в помещении ПКТ на протяжении года и более, рассказывают, что они вынуждены были заниматься телефонным мошенничеством. Деньги с их счетов Димов, Гусейнов и Продайко еженедельно забирали за «крышу».

Марьяна Торочешникова: Все это просто невероятно! Тем не менее, если посмотреть «Новости», то в одном регионе, то в другом всплывает очередная история, Следственный комитет возбуждает дело против сотрудников каких-то колоний или против сотрудников УФСИН. 24 августа в Саратовской области Следственный комитет возбудил уголовное дело из-за взяток.

О том, как и за что в российских колониях вымогают деньги, выясняла Анастасия Тищенко.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector