Bp-samara.ru

БП Самара
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Понятие и признаки кражи. Квалифицированные виды кражи

Виды краж: понятие и виды преступления

Содержание статьи

    1. Состав и квалифицирующие признаки кражи
    2. Понятие кражи как преступления
    3. Виды кражи
        1. Кража группой лиц
        2. Кража со взломом
        3. С причинением значительного ущерба гражданину
        4. Из одежды, сумки или другой ручной клади
    4. Отягчающие обстоятельства

В России собственность защищается законом. Но ежедневно совершаются хищения различных вещей и предметов, а в полицию обращаются пострадавшие с заявлением о совершенном преступлении.

Законодательством РФ дается понятие кражи, описаны основные характеристики, а также предусмотрена ответственность и соответствующее наказание за совершенное преступление. Все эти нормы регламентированы в ст. 158 УК РФ.

В нашем материале подробнее расскажем о воровстве с точки зрения уголовного законодательства.

Понятие грабежа и кражи, отличительные особенности статей

Согласно тексту уголовного кодекса грабеж – это открытое хищение собственности в присутствии владельца. Данное преступление наказывается строже, чем кража. Банальным примером грабежа выступает следующая ситуация: молодой человек выхватывает у подростка 1000 рублей. Несмотря на незначительность преступление, наказание преступника будет основано на статье 161 УК РФ.

Кража приставляет собой тайное воровство имущества. Главными отличительными особенностями данного преступления выступают:

  • факт присвоения чужого имущества;
  • владелец или иные фигуранты не подозревают о пропаже имущества.

Суть кражи возможно объяснить на следующем примере: вор залазит на склад и берет с него продукцию. Факт пропажи продукции проясняется лишь после того, как владелец склада производит инвентаризацию.

Важно! В качестве кражи вправе выступать простое воровство у всех на глазах. Например, если вор-карманник незаметно вытаскивает денежные средства у пассажиров автобуса, то он совершает кражу.

Определение грабежа

Большинство стран Европы и Северной Америки давно перестали считать грабеж отдельным преступлением и включили его в уголовные статьи о разбое и краже. Однако в РФ ситуация иная. Здесь грабеж представлен отдельной статьей в уголовном кодексе и представляет собой открытое хищение собственности на глазах у владельца или других людей.

Грабеж считается состоявшимся, если преступник завладевает имуществом другого гражданина и получает возможность им распорядиться в своих интересах. Причем, согласно статье 161 части 1 УК РФ, открытым похищением имущества является деяние, произведенное преступником, осознающим противоправность собственных действий.

В целом, особенности грабежа детально изложены в 161 статье и представляют собой:

  • вид похищаемого имущества – движимая собственность, например, деньги, мобильный телефон и так далее;
  • объект преступления – право собственности;
  • субъект преступник – вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста;
  • субъективная сторона – вина, регламентированная злым умыслом и корыстными целями;
  • объективная сторона – открытое похищение чужого имущества, причинение ущерба владельцу.

В законе РФ у грабежа имеется шесть квалифицированных составов преступления:

  • в особо крупном размере;
  • в крупном размере;
  • в составе банды;
  • по предварительному плану с последующим проникновением на частную недвижимую собственность;
  • с проникновением в жилище;
  • с применением насилия, квалифицированного как неопасное.

Применение насилия

Чтобы преступление было квалифицировано как грабеж, насилие, совершенное лицами, не должно угрожать жизни и здоровью потерпевшего. Как правило, при грабеже преступники наносят жертве незначительные побои, ограничивают возможность передвижения или причиняют боль иными способами. Иными словами, в качестве наличия при грабеже вправе выступать:

  • выкручивание конечностей;
  • надевание наручников;
  • связывание рук и ног;
  • закрытие человека в здании.

Важно! Трактовка закона допускает применение описанных выше методов насилия к третьим лицам, мешающим совершению преступления.

Определение кражи

Кража, согласно статье 158 УК РФ, представляет собой скрытое похищение чужого имущества. Под понятие кражи подпадают и те случаи, в которых преступник лишь надеется на то, что похищает собственность тайно, а на самом деле все его действия открыты. Определяющими особенностями кражи выступают:

  • полное неведение хозяина и других лиц о пропаже имущества;
  • во время кражи свидетелями являются только те лица, которые, по мнению преступника, не станут пресекать его действия;
  • свидетели преступления не понимают, что они видят совершение противоправных действий.

В простонародье термин кража часто заменяют словом воровство. Кража считается завершенной в тот момент, когда вор завладевает чужим имуществом.

В законе имеется несколько частей, согласно которым классифицируется кража:

«Выделение грабежа в отдельную статью является спорным решением. В подавляющем большинстве цивилизованных стран мира данный вид преступления является составной частью кражи или разбоя.»

Ключевые отличия

Главные отличия грабежа и кражи проявляются в следующем:

  1. Размер наказания. Максимальное наказание, положенное за кражу, составляет 10 лет лишения свободы. Наибольшие санкции за грабеж – 12 лет тюремного заключения.
  2. Обстоятельства преступления. Кража всегда происходит без применения насилия. Если вора застали во время кражи, и он начал оказывать сопротивление, то его преступление переквалифицируется в грабеж.
  3. Умысел. Крадущий чужую собственность преступник применяет максимальные усилия для того, чтобы остаться незамеченным. При этом, если вора все-таки разоблачают, то его действия все еще классифицируются как воровство. В случае с грабежом, преступник не скрывает злого умысла и совершает правонарушение открыто, не боясь последствий.
  4. Размер похищенного. Воровство имущества стоимостью вплоть до 2500 рублей не является уголовно-наказуемым преступлением. Для грабежа же нет минимальной планки, данное преступление всегда наказывается по всей строгости закона.
Читать еще:  Если получили отказ в госпитализации куда жаловаться

Что считается кражей

Ее разграничение с грабежом и неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный исходя из окружающей обстановки полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества. Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества например, требовали прекратить эти противоправные действия , то ответственность виновного за содеянное наступает по ст.

КС изучил вопрос о квалификации одного и того же деяния по разным нормам УК

Конституционный Суд опубликовал Определение от 9 июля № 1374-О, которым он прекратил производство по делу о проверке конституционности по запросу рязанского районного суда норм Уголовного кодекса, которые позволяют квалифицировать совершение покупок с оплатой товаров (услуг) в безналичной форме чужой банковской картой по нескольким статьям.

Суд в Рязани усомнился в конституционности норм УК

В сентябре 2020 г. гражданину П. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 «Мошенничество с использованием электронных средств платежа» УК РФ. Согласно обвинительному акту, используя найденную банковскую карту на имя гражданки Т. и действуя из корыстных побуждений, П. совершил бесконтактную оплату нескольких товаров и услуг на общую сумму более 4 тыс. руб., чем причинил потерпевшей материальный ущерб.

Заместитель прокурора Железнодорожного района г. Рязани, рассмотрев материалы уголовного дела, пришел к выводу о необходимости квалификации деяния обвиняемого по п. «г» ч. 3 ст. 158 «Кража» УК и принял решение о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия. В результате гражданину П. было предъявлено новое обвинение в совершении кражи чужого имущества с банковского счета (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК).

Уголовное дело поступило в Железнодорожный районный суд г. Рязани, однако тот приостановил производство по нему и постановлением от 17 февраля 2021 г. принял решение о направлении запроса в Конституционный Суд.

Железнодорожный районный суд просил КС проверить, соответствуют ли положения п. «г» ч. 3 ст. 158 и ст. 159.3 УК Конституции РФ в той мере, в какой они с учетом сложившейся правоприменительной практики позволяют одни и те же действия квалифицировать как по п. «г» ч. 3 ст. 158, так и по ст. 159.3 Кодекса. По мнению районного суда, квалификация одного и того же деяния по разным нормам УК нарушает принципы равенства и правовой определенности. Данная неопределенность, указывалось в запросе, нарушает принцип справедливости: один и тот же ущерб оценивается в качестве признака либо тяжкого преступления, либо преступления небольшой тяжести или административного правонарушения.

КС проанализировал спорные нормы

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд напомнил, что установление мер, направленных на защиту собственности от преступных посягательств, Конституция возлагает на федерального законодателя, обязывая его руководствоваться принципами юридического равенства и правовой определенности, которые описаны в ст. 19 (ч. 1) и 54 (ч. 2) Конституции (Постановление КС РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П).

КС указал, что согласно п. 1 примечаний к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Это понятие распространяется на все виды предусмотренных Кодексом хищений, в том числе на кражу и мошенничество. «Таким образом, по смыслу УК РФ кража и мошенничество являются самостоятельными видами (формами) хищений, а по отношению друг к другу образуют смежные составы преступлений, основным критерием разграничения которых является способ совершения таких деяний», – указано в определении.

Читать еще:  Как госпитализировать больного в психиатрическую больницу

Вместе с тем КС обратил внимание, что поскольку специальные признаки кражи денежных средств с банковского счета и мошенничества, совершенного с использованием электронных средств платежа, не определены в названном уголовном законе, то содержание таких признаков подлежит установлению посредством норм иной отраслевой принадлежности. Так, в целях надлежащего разграничения составов соответствующих преступлений необходимы нормы, определяющие, в частности, понятие банковского счета, электронных средств платежа, порядок их использования для проведения безналичных расчетов.

При этом Суд напомнил свою неоднократно выраженную позицию о том, что оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона, используемых формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний. Регулятивные нормы, непосредственно закрепляющие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативном правовом акте, что и нормы, устанавливающие юридическую ответственность за их нарушение (постановления от 27 мая 2003 г. № 9-П; от 14 февраля 2013 г. № 4-П; от 17 июня 2014 г. № 18-П и др.).

Конституционный Суд отметил, что существующее правовое регулирование банковского счета, безналичных расчетов и электронных средств платежа обеспечивает определенность учтенных в УК и рассматриваемых обособленно друг от друга признаков хищений, выражающихся в краже, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (п. «г» ч. 3 ст. 158), либо в мошенничестве с использованием электронных средств платежа (ч. 1 ст. 159.3).

В то же время Суд подчеркнул, что отнесение к хищениям противоправного списания денежных средств с банковского счета путем использования платежной карты владельца названного счета при бесконтактной оплате товаров (работ, услуг) в рамках лимита платежа, допускаемого к осуществлению без введения ПИН-кода, само по себе не предопределяет, при наличии в этом Кодексе обеих оспариваемых норм, однозначного установления способа такого хищения. Так, по мнению КС, вопрос о том, является ли указанное деяние обманом или злоупотреблением доверием (обязательный признак мошенничества) либо тайным хищением (обязательный признак кражи), остается открытым.

Таким образом, Суд указал, что на момент принятия запроса суда к рассмотрению оспариваемые нормы в системе действующего правового регулирования действительно не позволяли надлежащим образом разграничивать содержащиеся в них составы преступлений. Помимо этого КС заметил, что отсутствие надлежащего разграничения составов хищений, предусмотренных оспариваемыми законоположениями, создает условия для их произвольного применения, притом что один и тот же размер похищенного может выступать в качестве признака тяжкого преступления (кража по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК) или признака преступления небольшой тяжести (мошенничество по ч. 1 ст. 159.3 УК). Результат отсутствия критериев этого разграничения может влечь для виновного в одном случае уголовную, а в другом – административную ответственность, признал Суд.

Неопределенность уже устранена

Отмечая значимость ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе правового регулирования, КС указал, что определенность для судов, к которым относится и заявитель, может быть обеспечена в рамках полномочия Верховного Суда РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики в постановлениях Пленума ВС.

Так, Конституционный Суд пояснил, что Пленум ВС принял Постановление от 29 июня 2021 г. № 22, которым устранил существующую в правоприменительной практике неопределенность в разграничении составов кражи, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, и мошенничества с использованием электронных средств платежа.

В соответствии с п. 5 Постановления № 22 Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» было дополнено пунктом, согласно которому тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств». «По п. “г” ч. 3 ст. 158 УК квалифицируются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца денежных средств (например, персональные данные владельца, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли)», – отметил КС.

Читать еще:  ТОП-схем обмана мошенников на сайте знакомств. Разоблачаем лжецов

Одновременно с этим п. 6 Постановления № 22 исключено указание о том, что действия лица следует квалифицировать по ст. 159.3 УК в случаях, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу банковской карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты на законных основаниях либо путем умолчания о незаконном владении им платежной картой.

Касательно несовпадения санкций и категорий преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 158 и ч. 1 ст. 159.3 УК, Конституционный Суд не усмотрел в данном случае такой несоразмерности ответственности совершенному деянию, которая предполагала бы необходимость конституционной оценки оспариваемых положений в этом аспекте с учетом того, что хищение денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств не только посягает на собственность, но и может подрывать доверие к безналичным способам хранения денежных средств и ведению расчетов, которые являются важным элементом устойчивого функционирования современной экономики.

В связи с тем что неопределенность в вопросе о конституционности оспариваемых норм, выражающаяся в невозможности надлежащим образом разграничивать содержащиеся в них составы преступлений, на текущий момент устранена, КС принял решение о прекращении производства по делу в связи с запросом Железнодорожного районного суда г. Рязани. При этом Суд обратил внимание, что этим не исключается право федерального законодателя внести изменения в законодательство, направленные на совершенствование мер уголовной ответственности за хищение денежных средств с банковского счета, а равно электронных денежных средств с использованием электронных средств платежа.

Адвокаты оценили выводы Суда

Президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило отметила, что проблема разграничения квалификации одного и того же деяния по п. «г» ч. 3 ст. 158 и ст. 159 УК существует и среди правоприменителей Республики Марий Эл. Она указала, что принятое Постановление Пленума ВС РФ от 29 июня 2021 г. № 22 устранило существующую неопределенность в разграничении составов кражи в полном объеме. По ее мнению, определение КС будет являться ориентиром для правоприменителя.

Вместе с тем Ольга Полетило подчеркнула, что разница в мерах уголовной ответственности оставлена на усмотрение федерального законодателя: «Поэтому в полной мере в части совершенствования мер уголовной ответственности за хищение денежных средств с использованием электронных средств платежа вопрос остался нерешенным». При этом она считает, что в этой части требуется изменение уголовного закона, так как принцип справедливости при назначении наказания является одним из главных при определении меры уголовной ответственности.

Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, член Совета АП г. Москвы Дмитрий Кравченко находит позицию КС РФ полностью обоснованной. Он положительно оценил то, что в судебной практике не прекращаются случаи обращения судов с запросом в КС: «Это следует всячески приветствовать, поскольку подобное обращение направлено на своевременную защиту прав и свобод участников процесса».

Дополнительная констатация Конституционным Судом необходимости правовой определенности в столь серьезной сфере, как уголовное право, по мнению эксперта, является важным напоминанием как законодателю, так и судам общей юрисдикции. Дмитрий Кравченко добавил, что в условиях, когда, к сожалению, вменяемые преступления нередко неотличимы от обычной предпринимательской или иной деятельности, такое напоминание нелишне. «То, что Верховный Суд своевременно устранил правовую неопределенность путем обязательного судебного толкования, вряд ли может быть совпадением и свидетельствует о высоком уровне кооперации Конституционного и Верховного судов. Прекращение же производства по делу в этих обстоятельствах можно назвать вполне обоснованным», – заключил он.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector