Bp-samara.ru

БП Самара
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Провокация преступлений сотрудниками правоохранительных органов

Противодействие коррупции

Официальное толкование коррупции согласно Федеральному закону от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» дается следующим образом:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица; (Статья 1. п. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции»).

Провокация на совершение преступления

Примечательно, что именно Соединенные Штаты Америки стали первым государством, где провокация преступного деяния снимала виновность с лица, совершившего преступление.

Так, еще в недалеком XX веке власти Америки приняли доктрину о том, что провокация сотрудниками правоохранительных органов не всегда бывает законная, но в некоторых определенных случаях их действия могут быть признаны неправомерными.

Под провокацией подразумеваются случаи, когда они для скорейшего открытия уголовного дела всячески провоцируют лицо к осуществлению преступных действий, которых последний даже и не думал выполнять.

Таким образом, под провокатором подразумевается ни кто иной, как сообщник правонарушения, который попросту не хочет самостоятельно осуществлять какое-либо преступное действие, поэтому всячески агитирует другое лицо к его выполнению.

Уже несколько десятилетий бытует такое мнение, будто проблема провокации преступного деяния не должна как-либо отражаться в законодательстве России, поскольку она совершенно не актуальна.

И действительно, рассматриваемый термин можно найти лишь только в 304 статье Уголовного кодекса, где предписана мера взыскания за провокацию к даче коммерческого подкупа (взятки).

Однако судебная практика показывает, что в последнее время набирает все большую и большую силу именно рассматриваемое противозаконное деяние.

Некоторые неспециалисты могут путать два схожих понятия: провокация преступных действий и подстрекательство. Однако между ними есть заметные отличия, среди которых основное — цель агитации.

Например, подстрекатель осознает цель своих уговоров, хочет их наступления и предпринимает все, что в его силах, для совершения преступления другим лицом.

Несмотря на то, что сам подстрекатель не участвует лично в осуществлении преступного деяния, он все равно понесет уголовную ответственность в случае раскрытия правонарушения, чего, естественно, он не желает.

В случае провокации цель провокатора остается незамеченной для лица, совершившего преступное деяние. Кроме того, провокатор не является сообщником преступления, поэтому-то ему и не грозит привлечение к уголовной ответственности.

И, главное, — основная цель провокатора – это скорейшее раскрытие преступного деяния и привлечение к уголовной ответственности исполнителя.

Итак, что является провокацией преступления? Перечислим основные квалифицирующие признаки провокации согласно Уголовному кодексу РФ:

  1. Активные действия провокатора, которые оказали решающее влияние на исполнителя противоправного действия. При этом без проводимой агитации лицо даже и не думало о выполнении уголовного правонарушения.
  2. Мотив провокации – привлечение обманным путем в преступление (лицо не подозревает об участии противозаконных действиях).
  3. Другая цель провокации – не выполнение непосредственно самого преступного деяния, но привлечение к уголовной ответственности обманутого гражданина.

Провокация во благо. Как проводят оперативные эксперименты

Слово «провокация» как в сознании простых граждан, так и в юридическом обиходе носит однозначно негативный оттенок. А если этим занимаются борцы с преступностью, чтобы заработать себе лишнее раскрытие (или, как говорят, «срубить палку»), то речь идет уже об одном из самых опасных нарушений закона. Правоведы определяют это деяние как «умышленные действия лица (провокатора), направленные на возбуждение желания у другого лица (провоцируемого) совершить общественно опасное деяние в целях привлечения провоцируемого к уголовной ответственности». В Уголовном кодексе даже есть специальная ст. 304 – «провокация взятки либо коммерческий подкуп», что подразумевает «искусственное создание доказательств совершения преступления».

Ловля «на живца»

Однако в законе «Об оперативно-разыскной деятельности» есть понятие «оперативный эксперимент», который фактически ту же провокацию и предполагает. Речь идет о таких ситуациях, когда представители силовых структур умышленно обостряют обстановку для того, чтобы потенциальный преступник (подозреваемый) проявил себя.

Широко известны успешные примеры проведения специальных операций, в которых оперативники заставляли злоумышленников проявить свои преступные намерения. Неоднократно описывались ситуации, когда оперативник под видом киллера принимал заказ на убийство, потом приносил заказчику фотографии «убитого» (на самом деле хорошо загримированного и обильно политого кетчупом), а после получения денег заказчика «брали под белы руки».

Применяется также и ловля преступников «на живца», когда в роли «жертвы» выступает сотрудник полиции – например, женщина-полицейский при реализации информации об изнасилованиях. А ее «прикрытие», то есть силовое сопровождение операции, осуществляют работники, имеющие достаточный уровень оперативной работы для скрытого наблюдения за объектом.

В июне 2020 года московские сыщики ловили «бутовского маньяка», который вечерами нападал на молодых женщин. Каждый вечер в Южное Бутово выходили гулять самые красивые сотрудницы ГУ МВД Москвы под прикрытием. Они прогуливались по району с 20.00 до 2.00, а рядом с ними постоянно дежурили несколько оперативников. Но поймали мужчину не в рамках спецоперации – его просто задержали по фотороботу и доставили в отдел, где маньяка опознали несколько потерпевших.

Читать еще:  Какое наказание предусмотрено за хулиганство: ст. 213 УК РФ

Общеизвестны и литературные примеры подобных действий. Так, Владимир Богомолов в романе «Момент истины» подробно описывает провоцирующую ситуацию со стороны советских разведчиков для изобличения диверсантов, переодетых в форму офицеров Красной армии и имеющих при себе необходимые документы, с целью проявления ими преступных намерений. Не менее известным является «Эра милосердия» братьев Вайнер, где оперативник внедряется в банду, провоцируя ее членов совершить нападение на правоохранителей.

Как видим, при определенных условиях такого рода «провокация» считается вполне допустимой. Надо сказать, подобные методы широко применяются многими другими правоохранителями. И не только в нашей стране.

Сотрудники ФБР, занимающиеся борьбой с детской порнографией, взламывают онлайн-страницы подозреваемых и проникают в закрытые группы под видом любителей «клубнички». Британские спецслужбы в качестве агентов в своих операциях против организованной преступности используют несовершеннолетних детей с целью получения от них информации о наркодельцах, террористах и других правонарушителях.

В ряде стран (США, Германия и др.) провокация, «вовлечение в ловушку» как метод оперативно-разыскной деятельности активно используется на направлениях борьбы с коррупцией, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом. При этом зарубежный законодатель разрешает провокацию в отношении лиц, которые, судя по имеющейся у оперативно-разыскных органов сведениям, «готовы», «склонны» к совершению преступления, противоправный характер провоцируемой деятельности «в разумной степени» очевиден им, они уже занимаются криминальной деятельностью.

Наркотики не купить?

Тем не менее многие отечественные правоведы такие методы считают неприемлемыми. По мнению одного из них, «ссылки на иностранный опыт не вполне корректны: оперативно-разыск-

ная практика полиции в развитых западных странах не отягощена столь тяжелой наследственностью, как в России. Да и правосознание сотрудников правоохранительных органов у нас находится пока далеко не на уровне мировых стандартов по части соблюдения прав и свобод личности».

По-видимому, проще не предоставлять оперативным работникам сколь-нибудь внятной правовой базы. Пусть руководствуются только подзаконными нормативными правовыми актами, следование положениям которых приведет лишь к сворачиванию решительных мер противодействия преступности из одной боязни сотрудников полиции попасть на скамью подсудимых. Отсутствие понятных легальных (несекретных) правовых предписаний и дозволений в оперативной работе будет на руку лишь преступникам, позволяя им избегать заслуженной ответственности сейчас и, разумеется, в будущем.

Как, например, документируют сбыт наркотика? Оперативник (либо его агент), заручившись доверием продавца, дает ему деньги, получает товар, после чего на продавца надевают наручники. Разумеется, здесь есть весьма тонкая грань. Если борцы с наркосбытом сами организуют такую покупку и подставят невиновного человека, это будет серьезным преступлением. Еще в 2012 году Верховный суд уточнил: «Для проведения указанного ОРМ (оперативно-разыскного мероприятия. – Авт.) требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку». В противном случае, по мнению высшей судебной инстанции, имеет место «подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ)».

В последнее время, судя по сведениям из МВД, к контрольным закупкам там относятся с большой осторожностью. Как утверждает одно из интернет-изданий, «Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России подготовило инструкцию для сотрудников полиции о том, как правильно проводить проверочную закупку запрещенных веществ с целью доказательства вины».

Судя по всему, сотрудникам правоохранительных органов теперь придется дождаться предложения приобрести наркотики. Такие переговоры должны быть задокументированы аудиозаписью. Также нельзя повторно просить или заставлять человека продать вещества, если первоначально он ответил отказом. Кроме того, для контрольной закупки необходимо собрать данные из разных источников. Поводом для интереса полиции может стать, например, осведомленность человека о ценах на наркотики и способность их достать. При этом одной контрольной закупки недостаточно, чтобы доказать причастность человека к противоправным действиям.

Представляется, что ситуация с наркотрафиком и наркопотреблением в Российской Федерации настолько стабилизировалась, что остается лишь упразднить специализированное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России, как это было сделано ранее в отношении ФСКН.

Нельзя, но. можно

В то же время Федеральная налоговая служба получила право делать ставки в казино, букмекерских конторах и тотализаторах, а также покупать лотерейные билеты, но все это в форме контрольной закупки для выявления организаторов нелегальных азартных игр и лотерей в Интернете. Закон об этом вступил в силу 6 августа 2019 года.

Ежедневно три сотрудника службы могут делать в среднем по три ставки, на пополнение их виртуальных счетов потребуется около 533 тысяч рублей в год. Закон разрешил им и получать выигрыш, но его, по всей видимости, придется обращать в доход бюджета.

Читать еще:  Статья 122. Умышленное средней тяжести телесное повреждение

По итогам контрольной закупки ФНС будет инициировать блокировку сайтов нарушителей и вносить данные о них в специальные перечни организаторов нелегальных азартных игр и нелегальных лотерей. Банки обязаны блокировать платежи в адрес попавших в эти перечни лиц.

Кстати, такой опыт может пригодиться в недалеком будущем. В Госдуму внесен пакет законопроектов, направленных на противодействие коррупции. Их авторы предлагают добавить в Уголовный кодекс статью о незаконном обогащении. То есть о «значительном превышении» (на сумму более 5 млн руб.) стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов.

В случае принятия этих законов резко возрастет потребность в оперативно-разыскных приемах выявления «лишнего» имущества у коррупционеров. Вот здесь пригодится разумная провокация в виде предложения сделок купли-продажи дорогой недвижимости, антиквариата, элитного автотранспорта и т. п.

По нашему мнению, только активные, в том числе «провокационные», действия правоохранителей способны еще хоть как-то переломить существующую ситуацию. Поэтому предлагаем дополнить главу 8 Уголовного кодекса России статьей 391 – «правомерная провокация» в следующей редакции:

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате правомерной провокации для изобличения виновного в совершении преступления и пресечения возможности совершения им новых общественно опасных деяний, если иными средствами изобличить такое лицо (лиц) в данной ситуации не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности совершенного им деяния и личности виновного.

2. При оценке правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам учитываются наряду с характером и степенью общественной опасности совершенного деяния личность, способы уклонения от ответственности, разумная необходимость в причинении вреда для достижения целей провокации и иные обстоятельства, связанные с фактом осуществления провокационных действий.

3. Превышением пределов правомерной провокации признается причинение вреда, явно несоответствующего характеру и степени угрожавшей опасности совершенного (совершаемого) провоцируемым лицом деяния. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

4. Положения ч. 1 – 3 настоящей статьи в полной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки или служебного (должностного) положения. В случае противоречия содержания норм других законодательных или подзаконных нормативных правовых актов применяются положения настоящей статьи.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 132 (6970) от 21.07.2021 под заголовком «Провокация во благо».

Провокация преступления в контексте нарушения прав человека и гражданина

Проблема – далеко не только в провокации преступлений как некого явления:

  1. Материалы ОРМ ложатся в основу обвинения и, как правило, являются ключевым доказательством. Таким образом, провокационные действия не только побуждают к преступлению, но и позволяют его фиксировать и документировать. Обвиняемым и подсудимым нечего этому противопоставить.
  2. В России, в отличие от некоторых европейских стран, нет законодательного деления провокации на «правомерную» и «неправомерную». Это освобождает следствие и суд от постановки и изучения этого вопроса в рамках уголовного дела, а материалы ОРМ не ставятся под сомнение из-за возможной провокации. Уголовно-наказуемая провокация взятки (ст. 304 УК РФ) – не в счёт. Это лишь частный случай, который в масштабе всех возможных ОРМ и спровоцированных преступлений не играет существенной роли.
  3. Органы следствия и суды достаточно лояльно относятся к провокации преступлений, допущенной в ходе ОРМ, а иногда и вовсе закрывают глаза на некоторые нарушения. В результате публичные интересы (борьбы с преступностью) ставятся превыше прав и интересов человека – граждан, которые пострадали от провокации, будучи привлеченными к уголовной ответственности.

Новостная лента

Губернаторы и колбаски

Ровно с такой же целью – создать на ровном месте доказательную базу – метод используется и в громких делах о взятках и мошенничестве. Правда, в этих случаях эксперты предпочитают выражаться осторожно – речь идет о делах, в которых можно заметить «признаки провокации».

Среди них дело бывшего кировского губернатора Никиты Белых, получившего в феврале этого года восемь лет строгого режима. Подробности этой истории на правах свидетеля описал журналист «Новой Газеты» Андрей Сухотин. Адвокаты Белых настаивали на том, что губернатор стал жертвой провокации, которой руководил отставной генерал ФСБ Олег Феоктистов. Этот же человек проходил свидетелем и по делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, который в декабре 2017 года тоже получил восемь лет колонии строгого режима.

О провокации заявлял и бывший мэр Рыбинска Юрий Ласточкин, приговоренный в 2015 году к сроку в 8,5 лет. По версии следствия, он получил миллионную взятку от главы одного из местных предприятий ЖКХ. В сети появлялась даже запись того, как сотрудники органов инструктировали провокатора. Но на приговоре это не отразилось.

Читать еще:  Статья 204.1. Посредничество в коммерческом подкупе

В 2013 году сотрудники Главного управления экономической безопасности (ГУЭБиПК) МВД задержали ярославского мэра Евгения Урлашова, который избирался в том числе при поддержке несистемной оппозиции. По версии следствия, чиновник вместе со своим заместителем потребовали 18 млн рублей по муниципальному контракту. В ходе «следственного эксперимента» мэр отказался взять деньги, и взятка удалось передать через посредника, действовавшего от имени мэра.

Спустя год руководителей этого силового подразделения тоже арестовали, а один из обвиняемых, генерал Борис Колесников, погиб – по официальной версии, выпрыгнул из окна здания Следственного комитета. Его коллеге Денису Сугробову сначала дали 22 года лишения свободы, а потом смягчили приговор до 12 лет. Силовиков обвиняли в провокации взятки и фальсификации доказательств – но не по делу Урлашова.

О провокации силовых органов говорил и арестованный осенью 2016 года уже упомянутый Алексей Улюкаев. Его обвинили в вымогательстве взятки, которую он получил в офисе главы «Роснефти» Игоря Сечина прямо из его рук. Улюкаев настаивал, что ожидал увидеть в сумках традиционные подарки госменеджера – колбаски и вино.

«Ошибка защиты министра Улюкаева заключалась как раз в том, что они настаивали на провокации», – комментирует бывший прокурор, а ныне правозащитник и глава юридического департамента «Руси Сидящей» Алексей Федяров.

Он считает, что если деньги подбросили или всучили их обманным путем, то говорить нужно о фальсификации улик – то есть о предании объективным фактам (получение суммы) не свойственного им в реальности смысла (взятка).

Провокацию сложнее доказать в суде, потому что в этом случае прямого обмана нет: и должностное лицо, и провокатор четко понимают суть происходящего. «В случае провокации человек должен признать объективную сторону деяния. То есть сказать: «Да, вот эту пачку денег я взял умышленно, понимая, что это деньги за совершение мною законных или незаконных действий в интересах давших мне их человека. Но у меня не было сформировавшегося умысла на получение этих денег. Умысел у меня был сформирован путем уговоров, либо убеждений, со стороны сотрудников правоохранительных органов», – объясняет детали Алексей Федяров.

Если провокацию удается доказать в суде, то правонарушитель, которого подговорили сотрудники полиции, по закону освобождается от ответственности.

Несовершеннолетняя жительница Севастополя осуждена за торговлю наркотиками

Встройте «ИНФОРМЕР» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте «ИНФОРМЕР» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Встройте «ИНФОРМЕР» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте «ИНФОРМЕР» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

В Севастополе пройдёт семинар по ММА

Российский журналист работает на западные фонды

В Севастополе дали старт отсчету до спуска на воду НИС «Пионер-М»

День в истории… События в мире 4 сентября

Если выборы в Госдуму были сейчас, представители каких партий вы бы хотели видеть?

Единая Россия
КПРФ
ЛДПР
Справедливая Россия
Яблоко
Российская партия пенсионеров за социальную справедливость
Новые люди
Другая партия
Достойных нет

  • Яцуба Владимир Григорьевич
    74321
  • Белик Дмитрий Анатольевич
    67413
  • Сологуб Сергей Владимирович
    66523
  • Чалый Алексей Михайлович
    64649
  • Романова Олесия Александровна
    48637
  • Колесниченко Вадим Васильевич
    48369
  • Гакало Вадим Владимирович
    35559

© 2014 — 2021 ruinformer.com

Сетевое издание «Крымский новостной портал INFORMER»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 05 марта 2015 года, свидетельство о регистрации Эл № ФС77-60943.

Учредитель: ООО «Информ Медиа»

Гл. редактор: ВРИО главного редактора Кравченко С.А.

Адрес: Россия. Республика Крым. Севастополь, ул. Вакуленчука 16.

Телефон: +79789345595

E-mail: ruinformer@inbox.ru

Настоящий ресурс может содержать материалы +16

Настоящий ресурс может содержать материалы IQ 135+

Сообщения и комментарии читателей портала, размещаются без предварительного редактирования. Но редакция оставляет за собой право удалить их с сайта, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона РФ.

Нервных, психических и прочих неуравновешенных просим воздержаться от высказывания своего мнения на нашем портале. В комментариях не допускаются: ругань, провокации, оскорбления, флуд, записи непонятного содержания, малограмотные и на иностранных языках, а так же ссылки на стороннее видео, картинки и тексты.

При использовании материалов ссылка обязательна.

Мнения и взгляды авторов статей не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи формы обратной связи

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector