Bp-samara.ru

БП Самара
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как забрать ребенка у матери отцу?

Может ли отец забрать ребенка у матери

Содержание статьи

    1. В каком случае отец может забрать ребенка у матери после развода
    2. Как забрать ребенка у матери отцу законным способом
    3. Основания для лишения матери родительских прав
    4. Порядок лишения родительских прав матери
    5. Доказательства, необходимые для лишения матери родительских прав

После прекращения семейных отношений и последующего развода, перед отцом может встать вопрос о том, как отсудить ребенка у матери. В большинстве судебных заключений право на проживание с ребенком и основное участие в воспитании получает мать. Для урегулирования подобной ситуации, стоит детально разобраться: может ли отец забрать ребенка у матери на законных основаниях.

Есть ли право

Для начала постараемся понять, имеет ли отец забрать ребенка у матери право. Насколько данная задача осуществима?

В России по закону родители равны. Они обязаны осуществлять в равной степени уход и воспитание детей. Место проживания несовершеннолетних при разводе, если нет мирного соглашения между родителями, определяется судом. Это правило прописывается в Семейном кодексе РФ, в статье 24.

Соответственно, отец может быть родителем, с которым оставят ребенка. Точно так же, как и мать имеет право отобрать несовершеннолетнего. Шансы на успех зависят от многих факторов.

Дополнительная информация, которая будет полезна тем кто использует судебный путь решения проблемы.

Ответчик: тот кто забрал ребёнка.

Подсудность: по месту регистрации или где живёт ответчик. Если подсудность нарушена, суд сам должен направить за подсудностью к тому суду, который будет надлежащим, но перед этим может проверить регистрацию.

Судебный сбор: в 2021 году это 908 грн. (иск не имущественного характера).

Просительная часть: отобрать ребёнка у одного родителя и передать второму.

Как показывает практика суд первой инстанции рассмотрит дело от одного до четырёх месяцев, а потом если решение будет окончательным работой могут заняться соответствующие органы, которые смогут в принудительном порядке вернуть ребёнка домой. Но сроки рассмотрения очень сильно зависят от загруженности судьи.

Какие доказательства будут актуальными в случае если хотите получить судебное решение об отбирании ребенка у бывшего супруга

Перечень доказательств по своей структуре будет в большинстве случаев будет практически одинаковым, и выглядит он примерно таким образом:

  1. решение суда о прекращении брака;
  2. свидетельство о рождении ребенка;
  3. доказательство на основании, которого место проживания ребенка было определено с одним с родителей (решение суда об определении места жительства ребенка; решение органа опеки и попечения об определении места жительства ребенка; договор заключенный между родителями относительно ребенка);
  4. переписка в месенджерах, которая показывает то, что ответчик без Вашего согласия сменил место жительства ребенка или украл его и Вам не известно где находится ребенок;
  5. другие доказательства того, что муж или жена забрала ребенка и не отдает;
  6. доказательства того, что ребенку со вторым родителем хуже нежели с вами (это по возможности);
  7. доказательства того, что в связи с принудительной сменой жительства у ребенка нарушается обычный способ жизни (школа, тренинги, секции и тому подобное, общение со своими ровестниками и тому подобное);
  8. доказательства того, что ребенку было хорошо и комфортно вместе с Вами и не было необходимости принудительно менять его постоянное место жительства;
  9. другие доказательства, которые могут доказать факт неправомерной смены места жительства ребенка.

Если Вам нужно подобрать перечень доказательств, то можете найти меня нажав на Telegram или же в контактах указанных на этом сайте.

Можно ли отсудить несовершеннолетнего, если жена не работает?

На это должны быть веские причины, так как если мать полностью удовлетворяет потребности несовершеннолетнего, то суд, вряд ли, сочтет отсутствие трудоустройства весомым аргументом.

Пример. После развода муж подал иск в суд с требованием отобрать ребенка у бывшей супруги, так ка она нигде не работает, и у нее нет регистрации. На заседании были выслушаны аргументы отца и рассмотрены представленные доказательства. Мать в свою очередь объяснила суду, что еще во время семейной жизни она скопила достаточно средств, чтобы заниматься воспитанием ребенка, кроме того, отец выплачивает алименты, и ее сестра, у которой она проживает вместе с ребенком, также помогает ей как материально, так и физически. Помимо этого суду была представлена копия заявления, свидетельствующая о том, что родственница имеет намерение зарегистрировать сестру с племянником на своей жилплощади. Суд также принял во внимание показания свидетелей (соседей, сестры и других родственников) о том, что бывшая жена является отличной матерью, и отказал отцу в его требовании, так как не счел отсутствие работы весомым аргументом.

Читать еще:  Кто платит алименты, если детей поделили

Как следует из вышесказанного, для суда главным критерием оценки матери является ее безупречный моральный облик и фактическое обеспечение всех нужд ребенка.

Длительность рассмотрения дела и предстоящие затраты

Фиксированного срока завершения разбирательства не существует – представители Фемиды могут переносить заседания, учитывать ходатайства по отсрочке и т.д. Средний период урегулирования вопроса опеки и проживания детей после развода варьируется от 2-3 месяцев до полугода. На продолжительность влияют:

  • скорость работы сотрудников органов опеки и попечительства;
  • количество предоставленных на рассмотрение документов;
  • необходимость опроса свидетелей;
  • самочувствие ребенка (если он болеет, но судья хочет узнать его мнение относительно проживания с отцом или матерью, то будет принято решение о переносе заседания);
  • наличие встречных исков и жалоб.

Что касается финансовых затрат, то они делятся на обязательные, к которым относится судебный сбор в размере 0,4 прожиточного минимума (в 2021 году — 908 грн), и дополнительные. Во вторую категорию входят расходы на поиск доказательств, услуги адвокатов и т.д. Свести потраченную сумму к минимуму можно только, если как можно быстрее завершить судебный процесс.

Вернуть ребёнка, похищенного бывшим супругом, станет легче

Пристав сможет забрать ребёнка, которого скрывает отец или мать, и поместить в учреждение, подведомственное органам опеки, пока не приедет законный представитель несовершеннолетнего. Соответствующий законопроект Госдума приняла в первом чтении. Во время обсуждения инициативы депутаты предложили установить уголовную ответственность для тех, кто прячет детей.

В случае развода страдают дети

По словам одного из авторов законопроекта, зампреда Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксаны Пушкиной, в 2018 году на один миллион браков пришлось 600 тысяч разводов. В ходе судебного разбирательства одного из родителей могут лишить родительских прав. Некоторые «обиженные» родители похищают своих детей и скрывают от отца или матери, который является их законным представителем. Причём количество детей, украденных собственным отцом или матерью, растёт. В 2015 году таких случаев было 30, в 2016-м — 42, в 2017-м — 48, в 2018-м — уже 60. Из 60 детей почти все были найдены, но только 24 ребёнка переданы законным представителям.

Сейчас у пристава и органов опеки нет полномочий забрать несовершеннолетнего и поместить его в специальное учреждение до приезда законного представителя. Так что родители, лишённые прав, могут снова скрыться в неизвестном направлении. «Психологическая травма, которая наносится ребёнку родителем, который «мотает» сына или дочь по всей стране, гораздо серьёзнее, чем нахождение его в специализированном учреждении до тех пор, пока его не вернут отцу или матери», — уверена Пушкина.

Пристав сможет забрать ребёнка

В законопроекте предлагается упростить механизм возвращения ребёнка прежде всего в его же интересах. В законодательство, в том числе в Семейный кодекс и закон об исполнительном производстве, предлагается внести поправки, позволяющие судебному приставу на основании определённых бумаг и судебных актов забрать ребёнка и поместить его в учреждение, подведомственное органам опеки, которое находится по месту его обнаружения. Там он может находиться максимум в течение месяца. Но, как правило, ребёнка забирают в течение суток-двух, подчеркнула Пушкина.

Психологическая травма, которая наносится ребёнку родителем, который «мотает» сына или дочь по всей стране, гораздо серьёзнее, чем нахождение его в специализированном учреждении.

Зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин спросил, что будет, если через месяц ребёнка не заберут? Оксана Пушкина ответила, что таких случаев ещё не было. Её коллега по комитету Оксана Кувычко подчеркнула, что ко второму чтению инициативы предстоит уточнить, что будет с ребёнком, если законный представитель умер или заболел.

Читать еще:  Образец справки о доходах в свободной форме 2021

Многие депутаты считают, что в таком случае его лучше вернуть второму родителю. «Если ребёнка изъяли, отдали в детский дом, а родитель не появился, наверное, надо возвращать его тому, у кого он жил, а не органам опеки решать его судьбу», — сказал депутат Сергей Вострецов.

Отвечая на вопросы парламентариев, Оксана Пушкина отметила, что лишить человека родительских прав в России чрезвычайно сложно. Она напомнила о Маргарите Грачёвой, бывший муж которой отрубил ей кисти обеих рук, заранее спланировав своё преступление. И при этом суд несколько раз отказывал в лишении его родительских прав на двоих сыновей.

Законопроект нужно доработать

«Вопросы, связанные с судьбой ребёнка, очень ответственные. Главное — действовать в интересах несовершеннолетних, — констатировала вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. — Прежде всего должны быть уравновешены действия всех ветвей власти и родителей в пользу детей».

Она подчеркнула, что правоохранительные органы или судебные приставы не имеют права взаимодействовать с детьми без участия педагога и психолога. И ко второму чтению нужно обязательно прописать в законопроекте, что в процедуре изъятия ребёнка обязательно должны участвовать педагоги и психологи. А чтобы случаев хищения детей было меньше, Ирина Яровая предложила повысить ответственность для тех, кто прячет несовершеннолетних, вплоть до уголовного срока.

Материальные ценности для ребенка

На самом деле, интересы детей – главное, что учитывает суд, определяя местожительства ребенка при разводе. Но эти интересы не заключаются в одних материальных ценностях.

Суд учитывает не столько возможность каждого из родителей дать своему сыну или дочери лучшие условия для развития, сколько степень привязанности ребенка к матери и отцу. Если ребенку меньше 10 лет, вероятнее всего, суд примет сторону матери, даже если финансовое положение отца намного лучше.

Многие уверены, что поскольку у родителей равные права и обязанности в отношении своих детей (статья 61 Семейного кодекса РФ), то ребенка отдадут тому, чье материальное положение лучше и у родителя, который, например, имеет собственное жильё есть все приоритеты.

На самом деле, отсутствие собственного жилья не может быть препятствием для передачи ребенка родителю. Ведь закон не обязывает иметь квартиру в собственности или жильё по социальному найму для того, чтобы воспитывать ребенка. Жилплощадь вполне может быть съёмной. Главное, чтобы в ней были созданы все условия для развития ребенка.

Таким образом, материальное положение учитывается в последнюю очередь, гораздо важнее моральные ценности. Если эмоциональная привязанность ребенка к матери сильнее, чем к отцу, в интересах самого ребенка его оставят с матерью.

А чтобы помочь в развитии и воспитании ребенка, отец может помогать матери материально. Например, оплачивать развивающие занятия или покупать ребенку одежду. Эти вопросы решаются путем устной договоренности между родителями или на суде, когда супруга подает иск о взыскании алиментов.

«Бери или плати»: ВС допустил односторонний отказ от такого договора

Общество «ОТЭКО-Портсервис» заключило соглашение со швейцарской Kaproben Handels AG. Российская фирма собиралась выполнить комплекс работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей.

Компания Kaproben обязалась своевременно предъявлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках принципа «Take or pay» («бери или плати») – и оплатить вознаграждение. Под термином «Take or pay» стороны договорились понимать гарантированное обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля. Швейцарская компания также обязалась оплачивать стоимость перевалки непоставленного объема угля по ставке перевалки. Kaproben освобождалась от оплаты только в том случае, если груз не будет поставлен не по ее вине.

Но в 2019 году Kaproben написала своему российскому контрагенту, что выходит из договора в одностороннем порядке. «ОТЭКО-Портсервис» посчитала, что швейцарцы не могут так поступить, и обратилась в АСГМ с иском о признании одностороннего отказа от сделки незаконным (дело № А40-328885/2019).

Суды разошлись во мнениях

Первая инстанция поддержала российскую компанию. Суд квалифицировал договор между сторонами как смешанный и решил, что ни ГК, ни условия самого соглашения не допускают его одностороннего расторжения.

Читать еще:  Гражданский брак и раздел имущества

Апелляционный и окружной суды решили, что стороны заключили между собой договор возмездного оказания услуг. Поэтому ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным ему п. 1 ст. 782 ГК.

Суды также напомнили, что российское законодательство не регулирует договорную модель «бери или плати» и правовые последствия её применения. А условие договора о применении этого принципа не ограничивает заказчика в его праве отказаться от исполнения договора.

ВС поддержал кассацию

«ОТЭКО-Портсервис» обратилась в Верховный суд. По мнению российского общества, суды позволили заказчику произвольно выйти из договора, проигнорировав договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора. Тем самым швейцарская компания незаконно освободилась от своего обязательства по обеспечению заказами общества «ОТЭКО-Портсервис». Действия Kaproben, по мнению заявителя, являются злоупотреблением правом, так как совершены в обход закона и исключительно с намерением причинения вреда обществу «ОТЭКО-Портсервис».

16 августа Экономколлегия проверила доводы жалобы, но решила оставить ее без удовлетворения. Таким образом, односторонний отказ швейцарской компании от договора признан законным.

Договоры, заключенные по принципу «бери или плати», не слишком распространены в России, отмечают опрошенные «Право.ru» эксперты. Во многом это связано с тем, что он не прописан в российских законах. Тем не менее стороны могут построить соглашение на основе этого принципа – право на это дает им принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 Гражданского кодекса. «Судебно-арбитражная практика указывает на допустимость применения в договоре такого условия, поскольку штраф (неустойка) может быть установлен за любое согласованное сторонами нарушение обязательства, в том числе выраженное в неиспользовании установленного сторонами минимального объема услуг», – объясняет адвокат практики разрешения споров ART DE LEX Богдан Немой.

Этот спор – важный сигнал законодателю о том, что у крупного бизнеса есть серьезный и давно назревший запрос на введение в российское законодательство модели «бери или плати» и ее урегулирование, считает советник DLA Piper Алина Кудрявцева, которая представляла интересы компании Kaproben в Верховном суде.

«Приняв такое решение, Верховный суд признал недопустимость навязывания заказчику услуги, к которой он утратил интерес и которая стала для него экономически нецелесообразной», – считает представитель Kaproben.

Основываясь на тех вопросах, которые обсуждались в судебном заседании, Кудрявцева полагает, что выводы суда будут в русле позиции, выраженной в п. 4 Пленума ВАС №16 «О свободе договора и ее пределах». Эта позиция заключается в том, что у заказчика есть принципиальное и неотъемлемое право отказаться от договора услуг на основании ст. 782 ГК. А возможные последствия такого отказа стороны могут урегулировать, только включив соответствующие самостоятельные условия в договор. «С большей долей вероятности в полный текст определения будут перенесены доводы о том, что норма о возможности одностороннего отказа от договора оказания услуг является императивной, и стороны не могут исключить ее договором», – похожего решения ожидает и Анна Васильева, юрист корпоративной и арбитражной практики АБ Качкин и Партнеры .

Определение ВС может иметь важное значение для практики, считает Немой – если в нем будет отражен анализ правовой природы договорной конструкции «бери или плати», в том числе влияние подобного условия на возможность одностороннего отказа от договора.

Васильева при этом предупреждает о возможном «негативном воздействии» позиции ВС, если судьи поддержат вывод о том, что обсуждаемый принцип предусматривает обязанность одной стороны принять и оплатить услугу в установленном минимальном объеме, а при нарушении пределов исполнения другая сторона вправе требовать выплаты неустойки. «Суды могут взять это на вооружение и квалифицировать условия «take or pay» как предусматривающие выплату штрафных санкций при неистребовании исполнения в любом случае – и, соответственно, возможность их снижения в судебном порядке», – объясняет эксперт.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector