Bp-samara.ru

БП Самара
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Для того чтобы стать успешным юристом, необязательно работать в юридической фирме.

Как работает крупнейший в Рунете сайт юридических онлайн-консультаций Валерий Мешков и Сергей Андреев придумали сайт, на котором любой желающий может бесплатно получить консультацию профессионального юриста

Идея создания онлайн-площадки, на которой пользователи получают консультации профессиональных юристов, пришла к Валерию Мешкову потому, что он был недоволен показателями своего первого бизнеса. Ему принадлежала обычная юридическая компания, которая за три года достигла оборота в полмиллиона рублей в месяц. Увеличение количества клиентов повлекло бы за собой увеличение числа сотрудников и площади офиса — никакого качественного скачка в уровне доходов при такой бизнес-модели произойти не могло. Чтобы зарабатывать принципиально другие деньги, нужно было начать что-то другое — технологичное. Тогда Валерий передал бизнес в управление жене и вместе со школьным другом Сергеем Андреевым открыл онлайн-сервис с советами юристов. Сейчас на сайт «Правоведа» ежедневно заходит более 100 тысяч человек. За три года юристы сайта успели ответить на 450 тысяч вопросов. Большая часть из них для пользователей была бесплатна. Несмотря на это, месячный доход «Правоведа» сейчас составляет порядка 1,5 миллиона рублей.

Правовед.RU

ДАТА ОСНОВАНИЯ: декабрь 2011 года

бюджет на старт: 720 тысяч рублей

Стать юристом в Великобритании: сложно, но можно (рассказываем, как)

Стабильность английской правовой системы сделала Великобританию привлекательным местом для инвестиций, эмиграции, бегства и получения юридической профессии. Магистерская степень по праву из британского университета – LL.M – часто воспринимается как символ престижа, профессионализма и способ попасть в элиту юридической профессии.

Как обычно, развеиваем туманы Альбиона: стать практикующим юристом в Великобритании долго, сложно и дорого. Юридическое высшее образование при этом не является единственным условием, шансы часто ограничены числом мест в саморегулируемых организациях, а средняя заработная плата юриста на острове не произведет впечатления на успешных юристов из стран бывшего СССР, а конкуренция за место под юридическим солнцем исключительная. Но у некоторых все равно получается.

Юридические профессии: чем островные подходы отличаются от российских и не только

Мы привыкли к тому, что на постсоветском пространстве юрист – это тот, кто получил высшее юридическое образование. Виды юридических профессий ничем не ограничены, содержание работы регулируется пока для очень небольшого круга профессий – судьи, адвокаты, нотариусы. В эти же профессии можно попасть, только сдав экзамен (правда, нередко допуск к экзаменам настолько непрост, что автоматически означает, что кандидат почти наверняка пройдет). Для того, чтобы консультировать бизнес или представлять интересы в большинстве судебных заседаний, достаточно высшего юридического образования или специальных знаний.

В Великобритании круг юридических профессий определен и, на первый взгляд, надежно зафиксирован. The Law Society относит к ним Arbitrator and mediator, Barrister, Judge, Law costs draftsman, Legal cashier, Legal executive, Legal secretary, Notary, Paralegal, Solicitor и Usher. Как показывают исследования, без малого 80% судей высших судов – выходцы из частных школ. Найти среди них выходцев из стран СНГ нам не удалось.

Среди оставшихся самые традиционные, желаемые и по-настоящему юридические профессии – это солиситоры, барристеры и нотариусы. Солиситоры – это юристы, консультирующие клиентов: и граждан, и компании, и некоммерческие организации, и даже иногда правительство. Солиситоры и иногда paralegals* могут представлять граждан в судах по незначительным делам, но все наиболее значимые дела в судах могут вести только барристеры.

При этом и дела, и инструкции по ведению они получают от солиситоров. Общение барристеров с внешней аудиторий крайне ограничено, и барристер не может отказаться от переданного ему дела, если дело или клиент ему несимпатичны: только конфликт интересов может освободить барристера от ведения дела в суде.

Итак, кто и как может стать барристером или солиситором?

Самая главная новость в том, что ни для одной из этих профессий университетское высшее юридическое образование не является обязательным, хотя, конечно, большинство начинает свой путь в профессию именно с юридических факультетов университетов.

Читать еще:  Зачем и как стать инженером-робототехником

Путь барристера, как правило, начинается с любого университетского курса. Если это был не юридический факультет, будущий барристер должен пройти «конвертационный» курс продолжительностью один год. Затем необходимо добиться получения места в одной из палат (Lincoln’s Inn, Inner Temple, Middle Temple and Gray’s Inn) для прохождения годичного курса обучения. Как видим, палат у нас всего четыре, а университетов – больше 130, так что огромное число кандидатов отсеивается именно на этой стадии: ежегодно палаты принимают к себе ограниченное число учеников – они не заинтересованы в увеличении числа барристеров на острове: даже при существующем числе адвокатов многим не удается добиться достойной оплаты труда. Например, легальный минимум — £46.5 фунтов в день, то есть около 1000 фунтов в месяц, что ниже заработной платы кассира в Лондоне.

На этой стадии получают необходимые навыки, компетенции, формируется отношение к работе и клиенту, знакомятся с процедурой изнутри. Очный курс продолжается год, очно-заочный – два года. Курс не дешевый – от £4000 до £10000 в год. Потом – pupillage в одной из палат или авторизованной организации. Порядок подачи заявок напоминает найм, и из-за ограниченного числа мест (в среднем, до 1000 мест в год) многие ищут место годами. Первые шесть месяцев этой стадии – наблюдение за старшими товарищами, а вторые полгода – начало собственной практики под присмотром профессионала. Только после получения этой квалификации барристер может начать свою практику (если найдет место в одной из палат, конечно).

Обязательный курс для солиситора отличается тем, что квалификацию присваивают другие организации, и в некоторых (редких) случаях можно обойтись без высшего образования вообще (если есть практический опыт) или использовать высшее образование и статус адвоката, полученные в другой стране, для прямого допуска к квалификационному экзамену, минуя обязательный training contract с юридическими фирмами или LPC (Legal practice course) в университетах. Только после этого можно сдавать очень сложный квалификационный экзамен, который с первого раза сдают далеко не все. Для успешной сдачи может понадобиться несколько попыток.

Как видим, магистратура (LLM) не дает преимущества ни для одной из профессий. Единственный способ использовать этот дорогой и популярный во многих странах курс – это пройти его лучше, чем бакалавриат, чтобы поднять средний балл диплома и увеличить шансы на получения training contract в ведущих юридических фирмах.

Юридическая система страны нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость. Но несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия.

И стоимость необходимых курсов, и ограниченное число мест в палатах и юридических фирмах приводят к тому, что едва ли 40% выпускников юридических факультетов Англии и Уэльса все же становятся юристами. Эта система нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость для клиентов. Однако именно эта система обеспечила взаимный контроль барристеров и солиситоров, высокое качество услуг и стабильность всей правовой системы страны. Так что, несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия. И что остается тем, кто видит свое призвание в праве? Адаптироваться.

Русские юристы в Лондоне: трудолюбие, гибкость и нон-конформизм

Несмотря на огромное число препятствий, в русском Лондоне нет недостатка в практикующих юристах из стран бывшего СССР. Как им это удалось?

Гозель Клычева, барристер в Piccadilly Chambers:

«Я родом из Туркмении. В Великобритании закончила стандартный LLB Law Hons, совмещая работу на полставки, уход за двухлетним ребенком, обширную волонтерскую деятельность. Надеялась, что это поможет с получением pupillage – никто ни разу не спросил про это во время собеседований. После окончания университета год не могла найти никакую работу, и это был самый трудный период в моей жизни. Чтобы не терять время, я начала работу волонтером в Citizens Advice Bureau, где и получила самый обширный и полезный опыт. Благодаря ему я устроилась позже консультантом в той же организации и приступила к последней стадии – двухлетнему обучению в City Law School на BTPC. Мой ментор рассказал, что шансов получить pupillage очень мало: нужен был не только опыт работы по известным делам, но и какая-то особая компетенция. Я использовала знание русского языка в свою пользу, что дало возможность участвовать в больших делах с участием русскоговорящих клиентов. Это и помогло мне найти pupillage и пройти тесты и собеседования».

Читать еще:  Должностная инструкция по специальности «Верстальщик»

Дмитрий Гололобов, юрист по вопросам корпоративного права, корпоративной и финансовой преступности:

«Я – квалифицированный солиситор, но для квалификации пришлось поработать много лет, хотя я был опытным юристом в России. Я прослушал и традиционный Legal Practice Course в BPP University, и учебные подготовительные курсы в двух QLTS школах, и еще индивидуально тренировался с преподавателем. Тогда это был новый экзамен, еще не опробованный, и все происходило по гораздо более сложной схеме, чем сейчас.

Считаю, что статус солиситора необходим для тех, кто хочет практиковать право в Англии: во-первых, это индикатор репутации, и процентов 70% английских юристов начинают держать тебя за своего, не перегружая бессмысленными деталями. Во-вторых, упрощается проверка твоего good standing во многих ситуациях. В-третьих, клиенты совершенно по-другому относятся – человек может официально консультировать по английскому праву, а не говорить, что ему «кажется». В-четвертых, иностранные и российские коллеги выше ценят твою работу: поскольку ты как бы допущен к некому «сакральному» знанию, то можешь легко ответить на многие вопросы «с гарантией». Но получить такую квалификацию в Великобритании трудно, и будет еще труднее. Никто не хочет делиться с иностранцами жирным куском юридического хлеба с маслом. Однако без этой квалификации найти работу юристу в Лондоне почти нереально: даже если такое чудо случится, работодатель будет ожидать, что ты ее получишь в будущем. Разумеется, для российских юристов ситуация осложняется еще и из-за рабочей визы: получить ее в текущей ситуации почти невозможно».

Татьяна Шапошникова, квалифицированный солиситор с правом практики в Англии и Уэльсе. Управляющий директор RSL-LAW и старший юрист корпоративного права:

«После развода в далекие 1990-е пошла искать работу. В Carrier Advice Centre миловидная англичанка подсказала, что на позицию legal secretary (специально обученный помощник юриста) нужно учиться всего год. Поинтересовалась, можно ли подтянуть английский и выучиться на юриста, на что уже немного менее приветливая англичанка объяснила, что юридическая профессия в Англии не для слабонервных, с преобладанием юристов-мужчин, процессом обучения не менее 3 лет, и это только университет, с последующим годом в школе права и двухлетней стажировкой в юридической фирме. На вопрос о том, как получить место стажировки в юридической фирме, та же англичанка с уверенностью заявила, что при 20 кандидатах (в основном, из топовых университетов) на место у меня практически нет шансов. Подумав и взвесив все «за» и «против» (последних было намного больше: маленький ребенок, бедность, семья в Москве, муж-дезертир), я приняла решение учиться.

До открытия моей юридической фирмы в 2012 году я закончила foundation course в Ashford College, факультет международного и европейского права в университете Canterbury и Университете Маастрихт, Нидерланды. Затем последовали 12 месяцев в Школе права и два года стажировки в одной из десяти крупнейших юридических фирм Лондона (тогда Denton Wild Sapte, сейчас SNR Denton). После этого я сдала квалификационный экзамен. Для меня самым сложным было научиться совмещать работу мамы с работой юриста (да и любой другой профессией, которая требует полной отдачи), особенно если судьба распорядилась так, что в трудное время вы остались совсем одни. Но теперь я могу подписаться под очень хорошей английской пословицей: What does not kill us, makes us stronger!».

Читать еще:  Должностные обязанности администратора офиса.

Русскоговорящие юристы нашли себя и в других областях, где квалификация барристера и солиситора оказалась необязательной.

Алиса Графтон, партнер нотариальной конторы Cheeswrights:

«Я закончила МГЮА в 2000, и вскоре переехала в Англию. После нескольких месяцев поиска работы в юридических частных практиках и в консалтинговых компаниях мне предложили должность ассистента в русский отдел нотариальной фирмы Cheeswrights – одной из наиболее известных в своей нише. Через месяц мне предложили стажировку, в 2007 году я получила квалификацию нотариуса-скривенера, с 2012 года я партнер фирмы. Я была и остаюсь единственной русской, когда-либо ставшей нотариусом-скривенером».

Дмитрий Заполь, партнер налогового бутика IFS Consultants, международный налоговый консультант:

«Хотя я и закончил юридический факультет в Великобритании и прошел LPC курс, дальше двигаться по этому пути на стал. После нескольких лет поисков себя ушел в налоговую пратику, которая в Великобритании не относится к юридической профессии».

Мы часто пишем о карьере в Великобритании. Следить за нашими публикациями можно в нашем телеграм-канале.

*Это сотрудники юридических фирм и департаментов, которые не получили квалификацию солиситора и потому не могут давать консультации клиентам напрямую. Их обязанности могут отличаться. Нередко они делают почти ту же самую работу, что и солиситоры, но только внутри подразделения.

Чего ждать в будущем?

Директор по юридической поддержке ГК «СИБУР» выделяет следующие «человеческие» качества, необходимые инхаус-юристу:

  • уверенность и настойчивость в выражении собственной позиции;
  • умение слышать коллег;
  • небезразличие к работе.

Конечно, этих качеств для успешного карьерного роста вряд ли будет достаточно. Более того, в нынешних условиях даже профильного высшего образования может быть мало. Именно поэтому многие корпорации сами стараются «апгрейдить» своих сотрудников. ГК «СИБУР», например, использует, помимо прочего, две стратегии для профессионального развития юристов:

  • Ротация сотрудников – работа, иногда и длительная, в других регионах и на других объектах позволяет расширить сферы знаний и навыков юристов.
  • Создание единой цифровой информационной среды – сайт компании, форум, общение с коллегами в чатах и так далее.

Выходя из стен университета, не стоит думать, что образование на этом заканчивается. Современный мир меняется стремительно: нужно быть готовым к этой скорости и, самое важное, вынести из учебного заведения главный навык – умение учиться.

Подытоживая, среди ключевых изменений, которые ждут нас уже в ближайшем будущем, Алексей Никифоров выделяет:

  • Роботизацию стандартных действий юристов и администраторов и связанный с этим поиск юристами новых сфер для применения своих навыков.
  • Повышение востребованности юристов и контрактников со знаниями английского языка и IT.
  • Размытие строгих рамок функционала, постоянное изменение рабочей среды.
  • Повышение значимости коммуникативных навыков, построения отношений, адаптивности к новым условиям.

Больше о работе юриста в крупной компании – в лекции директора по юридической поддержке группы компаний «СИБУР» Алексея Никифорова.

О прежнем владельце дома

Как стало известно, прежний владелец здания, которому удачливый юрист обязан своей находкой, фотограф Хейл, переехал в 1880-х годах в Сенека-Фоллс, штат Нью-Йорк, где в 1848 году проводился первый съезд по правам женщин.

Живя в этом районе, известный фотограф-портретист делал снимки женщин-суфражисток, согласно описанию предметов One Source Auctions на Invaluable. Специалисты утверждают, что чердак был закрыт более 100 лет.

Благодаря покупателю антикварные предметы наконец смогут порадовать ценителей искусства. Подумать только — клад был скрыт от мира целое столетие!

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector