Bp-samara.ru

БП Самара
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто такие журналисты и чем они занимаются?

Профессия журналист

Журналист – это интересная профессия для общительных и любознательных людей. Предполагает постоянные контакты с людьми и участие в мероприятиях. Многие ее представители становятся известными людьми и лидерами мнений. В статье вы узнаете, чем занимаются журналисты и где они востребованы, получите подробное описание данной работы.

Содержание статьи:

  • Кто такой журналист и что он делает?
  • Плюсы и минусы профессии
  • Необходимые знания и навыки
  • Насколько востребована работа журналиста?
  • Сколько можно заработать?
  • Как стать журналистом и где учиться?

Роботизированная отчетность проникает в повседневную жизнь

Так называемая «роботизированная отчетность» может помочь создать несколько версий одного отчета для различных СМИ и потребителей, а также охватить нишевую аудиторию, которая, например, интересуется деталями ежегодных пожертвований австралийским партиям, результатами выборов во всех муниципалитетах Франции или результатами чемпионата по футболу среди студентов вузов Вашингтона.

Роботы берут на себя функции журналистов? «Нет», — говорит Чарли Бекетт, глава аналитического центра Polis при Лондонской школе экономики, специализирующегося на СМИ. Polis недавно представил результаты исследования 71 медиа-организации в 32 странах.

Как и Лиза Гиббс, Беккет видит большой потенциал в искусственном интеллекте, машинном обучении и обработке данных, отмечая, что они открывают для журналистов новые возможности по «раскрытию, созданию и налаживанию связей». Он считает, что машины «скоро смогут взять на себя большую часть рутинной журналистской работы».

В глобальном исследовании журналистики и искусственного интеллекта центра Polis под названием «New Powers, New Responsibilities» («Новые возможности, новая ответственность») Бекетт и его сотрудники задали редакциям, работающим с ИИ, вопрос, каким образом данная технология влияет на журналистику и СМИ. Они пришли к выводу, что в настоящее время редакции используют ИИ в трех областях: сбор информации, производство и сбыт.

Газета Stuttgarter Zeitung относится к первопроходцам немецких СМИ в использовании ИИ. Газета CrimeMap воспользовалась идеей журналиста по сбору данных Яна Георга Плавека, который совместно с фирмой Arvato с помощью машинного обучения научил компьютер анализировать отчеты полицейского управления города Штутгарта. Система сортирует информацию, сопоставляет ее с определенными категориями, определяет время и место преступления и передает ее в CrimeMap.

Основной вклад человека и машины в этот проект, как поясняет Плавек, заключается в том, что на этапе планирования «журналистский опыт и человеческое мышление» играли главную роль. И хотя ИИ сегодня выполняет рутинную работу, журналисты продолжают ежедневно проверять данные.

«Мы вручную обеспечиваем качество, однако приходится вмешиваться все реже и реже, так как машина становится лучше благодаря регулярной обратной связи, — объясняет он. —

Сегодня ее точность превышает 90 %, и поэтому нам очень редко приходится вмешиваться. Но мы продолжаем проверять, потому что еще не полностью доверяем этой технологии. Но с каждым днем она становится лучше».

«Иностранных агентов» стало больше

Минюст России за последние три месяца признал несколько средств массовой информации «иностранными агентами». В конце апреля в список иноагентов попало интернет-издание «Медуза», из-за чего издание лишилось рекламодателей и оказалось на грани выживания.

В середине мая статус «иностранного агента» получило деловое издание VTimes, которое было создано летом прошлого года выходцами из «Ведомостей» после смены главреда. Через несколько недель после внесения в реестр иностранных агентов издание заявило о прекращении своей работы. «Ярлык «иноагента», навешенный на администратора сайта vtimes.io, разрушил бизнес-модель VTimes — а мы создавали это издание именно как бизнес. Рекламодатели и партнеры не понимают, как сотрудничать с «иноагентом», — и мы не можем их за это осуждать», — заявляла редакция.

  • Издание VTimes закрывается из-за признания его «иностранным агентом»
  • «Медузу» признали иноагентом после заявления активиста из Москвы. Зачем он это сделал?

Закон о СМИ-иноагентах был принят в России в 2017 году. «Иностранным агентом», согласно этому закону, может стать любое СМИ, получающее финансирование или имущество из-за границы.

СМИ-иноагенты обязаны зарегистрировать в России юридическое лицо и предоставлять в минюст подробную финансовую отчетность о всех своих доходах и расходах, данные о персональном составе руководства и аудиторских проверках. Материалы СМИ-иноагентов должны распространяться на территории России с соответствующей маркировкой. За неисполнение требований законом предусмотрены штрафы.

В числе первых в список СМИ-иноагентов в 2017 году были внесены «Голос Америки» и «Радио Свобода».

Как часто у вас получается история на данных?

Это зависит от формата материала. Если это исследование, где нам важно получить определённый результат, есть большой риск провала. Так, в «Новой газете» у меня примерно 60% работы уходило «в стол». В Т—Ж мы выпускаем почти все материалы, над которыми работаем, потому что просто описываем жизнь россиян вне зависимости от выводов, которые обнаружили в данных.

The Economist — самый интересный дата-отдел. В большинстве случаев они делают истории на данных в формате фиксации реальности и того, как она меняется.

Вопрос от Иры Долининой:

Кому подходит профессия журналиста

Профессия журналиста и смежные специальности подходят людям гуманитарного склада.

Кого можно назвать настоящим журналистом

В журналистах сочетается романтичность и прагматизм. Их высокая миссия — нести информацию людям, а потому настоящий журналист должен:

  • быть объективным и честным;
  • помнить об ответственности за свою работу;
  • понимать, что работа журналиста влияет на людей во всем мире;
  • проявлять уважение к частной жизни людей;
  • противостоять всему, что несет угрозу людям;
  • содействовать порядку в сфере информации.

Человек, выбирающий профессию журналист, должен обладать определенным набором качеств, среди которых основное — любовь к слову и желание им виртуозно владеть. Также настоящий журналист беспокоен, он энтузиаст своего дела, всегда хочет найти истину. Профессия подходит людям, чьими сильными качествами являются:

  • коммуникабельность;
  • живой любознательный ум;
  • выносливость;
  • широкий кругозор и эрудиция;
  • терпение;
  • устойчивость к стрессам;
  • умение работать быстро;
  • умение работать в команде;
  • выдержка.

Для тех, кто связывает свою карьеру с дикторской работой или работой ведущего на телевидении, желателен также приятный внешний вид.

Где учиться и какие предметы сдавать на журналистику

В 2018 году Министерство связи и массовых коммуникаций РФ провело опрос среди работодателей. Были опрошены эксперты более 100 московских и региональных компаний, работающих в сфере массовых коммуникаций. По итогам опроса составили рейтинг лучших вузов России, где готовят журналистов. В топ-10 вошли:

  • МГУ им. Ломоносова
  • СПГУ
  • МГИМО
  • Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения
  • НИУ ВШЭ
  • Российский университет дружбы народов
  • Уральский федеральный университет имени Б. Н. Ельцина
  • Российский государственный гуманитарный университет
  • НИ Томский государственный университет
  • Московский государственный лингвистический университет

Как правило, для поступления на факультет журналистики необходимо сдавать русский язык, литературу, английский язык, а также пройти дополнительное творческое испытание (творческий конкурс).

Поступающие на направление «реклама и связи с общественностью» вместо литературы и творческого конкурса часто сдают историю и обществознание. Конкретный набор экзаменов зависит от вуза и выбранного направления.

Галина Арапова: «Мы наблюдаем возрождение настоящей журналистики»

Директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) о настоящем и будущем медиасферы.

«Даже в советское время такого не было»

То, что мы сейчас наблюдаем, — это планомерное разворачивание государственной политики против свободного высказывания мнения, против независимых СМИ и молодежи, которая участвует в публичных акциях. Мы видим беспрецедентный уровень ограничения свободы слова и интернета на законодательном уровне, ужесточение судебной и административной практики, и даже на уровне риторики со стороны представителей государственных органов.

Впервые за последние годы не просто активизировались доносчики — они делают это демонстративно при явной поддержке и поощрении со стороны государства. И им не стыдно, они бравируют этим. Это вносит раскол в общество и провоцирует напряженность. Все это создает серьезный риск для гражданского общества, российского медиапространства и медиарынка в том числе.

За 25 лет, которые я работаю медиаюристом, я не помню подобного масштаба и разнообразия цензуры. Старшие коллеги и опытные журналисты говорят, что даже в советское время такого не было.

От «священной коровы» к военным действиям

Закон о СМИ после его принятия в 1991 году долгое время считался «священной коровой» — спорные поправки отклонялись, государство слушало мнение экспертов и медиасообщества. С точки зрения гарантий свободы слова, защиты конфиденциальности источников информации, свободной работы журналистов и гарантий их профессиональных прав — все было очень неплохо, на уровне качественных европейских законов.

Но в середине 2000-х началось активное изменение закона о СМИ: в него стали добавлять новые статьи, которые вносили новые основания для прекращения или приостановления выпуска СМИ за нарушение законодательства о выборах, экстремизме, ограничивали плюрализм в прессе, возможность иностранного участия в медиабизнесе, разросся список тем-табу, отнесенных к злоупотреблению свободой информации.

Фото: Роман Демьяненко/АСИ

Начался переход к контролю над прессой — в 2001 году гайки начали закручивать у НТВ, потом пришли большие медиахолдинги, и уровень давления государства на прессу начал расти.

А сейчас мы наблюдаем апогей неоцензуры. Высочайший уровень государственного контроля над прессой через Роскомнадзор и другие контролирующие органы, количество и разнообразие судебных процессов постоянно растет, блокируются сайты, против прессы используется антиэкстремистское законодательство, законодательство об иностранных агентах, ограничивается возможность журналистов освещать публичные акции.

Уровень агрессии по отношению к журналистам снова колоссальный. Я уже не говорю о ситуациях вторжения в их частную жизнь, обысках, преследованиях в уголовном порядке, количества претензий со стороны контролирующих органов. Журналисты сейчас живут в таком напряжении, в котором не жили никогда, даже в период чеченских войн. Потому что сейчас «военные» действия по всей стране, во всей медиасфере.

От прогнозов воздержусь — я юрист и решаю проблемы, когда они возникают. Когда это возможно, предупреждаю их возникновение, стараюсь снижать правовые риски для журналистов.

Сейчас законодательство такое, какое оно есть, лоббированием мы не занимаемся и поэтому вынуждены работать с теми правовыми инструментами, которые нам доступны. Все, что мы, медиаюристы, можем делать — это максимально страховать журналистов, предупреждать их о правовых рисках и защищать, когда это необходимо.

На развилке

Каждую неделю у нас «черная пятница» (почти каждую неделю по пятницам Минюст объявляет очередное СМИ иностранным агентом. — Прим. ред.), журналисты-расследователи подвергаются гонениям, и на этом фоне надо меньше разговаривать и больше делать. Журналистам нужна сейчас помощь не только правовая, но и организационная, бухгалтерская и даже психологическая.

Фото: Роман Демьяненко/АСИ

Молодые журналисты, да и в принципе журналисты, сейчас находятся на развилке: ты можешь выбрать спокойную жизнь с отсутствием рисков и пойти работать в государственную прессу, где часто очень неплохо платят. Но не факт, что ты будешь жить в гармонии со своей совестью.

Все-таки журналистика — это не просто профессия, где достаточно заниматься копирайтингом и рерайтингом пресс-релизов власти. Журналистика — это площадка для свободного обмена мнениями, открытой дискуссии, объективного и плюралистического информирования общества о происходящих процессах на всех уровнях — от международного до местного.

Если ты хочешь оставаться в реальной профессии, то идешь в уже существующие независимые СМИ либо создаешь новые. Активно развиваются блогеры. Сейчас в общем самая волна создания независимых информационных проектов, которые не регистрируются как СМИ из-за уже зашкаливающего уровня контроля со стороны Роскомнадзора.

Есть еще вариант — уйти в блогеры. Есть, кстати, немало случаев, когда журналист днем работает на государственную телекомпанию и занимается пропагандой, а вечером ведет собственный честный блог. Иногда у этих блогов довольно большое количество подписчиков.

Трое в лодке

Журналисты сейчас поделились на три группы. Первая, и это довольно большая масса людей, получает свою государственную зарплату и наблюдает тонущий Титаник со стороны.

Оставшаяся часть независимых журналистов делится еще на две: одна продолжает работать и бороться несмотря ни на что, вторая часть уходит. И мы не имеем права никого упрекать. Я знаю талантливейших журналистов, которые, к сожалению, ушли из профессии, потому что для них невыносим статус иностранного агента. Они не готовы жить в условиях ежедневного преодоления и постоянного риска быть привлеченным к каким-нибудь административкам или еще хуже — к уголовной ответственности.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Есть, безусловно, и те, которые смело и принципиально говорят, что продолжат работать для своих сограждан, семей, друзей, родителей и российского общества, потому что это их миссия. Они осознают уровень ответственности и понимают, что могут потерять свои семьи, что им могут сломать всю жизнь. Ради чего они идут на эту жертву? Государство думает, что ради денег. Я уверена, что это вообще не про деньги, не про комфорт и не про международные связи.

Просто они понимают, что общество без них будет оболванено по полной программе.

Позитивная нота

А теперь о позитивном. Мы наблюдаем большой рост независимых медиапроектов и бум блогерства. Это не только бьюти- и трэвэл-блогеры, но и общественно-политические блогеры, которые восполняют своими телеграм- и ютуб-каналами отсутствие независимой журналистики. Особенно это ярко наблюдается в регионах.

Алексей Симонов как-то назвал общественно-политических блогеров «журналиствующими гражданами». Свято место пусто не бывает — кто-то ведь должен называть вещи своими именами, а не только хвалить местную администрацию.

И мы таких блогеров знаем немало: днем они работают, к примеру, на местном маленьком рынке, а в остальное время держат в нервном напряжении всю местную власть, потому что показывают дыры на дорогах и ведут репортажи у себя в ютуб-канале обо всех проблемах. Мы однажды защищали блогера-учительницу, есть у нас знакомый блогер-егерь в лесу. Раньше же такого не было.

Что еще невозможно не отметить, так это бум расследовательской журналистики за последние три года. Такого не было никогда. И да, мы видим, что в этом году начали охоту на этих журналистов. Но на это они отвечают: значит, мы не зря работали.

Рост солидарности среди журналистов — это тоже особенность последних лет. Посмотрите, как журналисты поддерживали Ивана Голунова, Светлану Прокопьеву, Игорь Рудникова, Ивана Сафронова. Такого проявления солидарности раньше не было, даже когда журналистов убивали.

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Можно даже сказать, что мы наблюдаем перерождение профессии и возрождение настоящей журналистики. Потому что предыдущие годы немного напоминали заболоченную местность.

А сейчас журналисты просыпаются. Медиасообщество просыпается. Раньше слово «миссия журналистики» воспринималось как цитата из учебника, а сейчас появилось ощущение, зачем журналистика нужна.

И возможностей для того, чтобы быть честным в профессии, сейчас много. Молодым журналистам, которые родились с интернетом, легче найти правильное направление и правильную команду, к которой они готовы присоединиться.

Темы тоже бери любые: хочешь, пиши про феминизм, хочешь — про редкие виды животных, экологию, политику, экономику. Хочешь – про маленький город, хочешь – про большой. И делать это можно не в одном единственном специализированном издании на всю страну, а где угодно в интернете.

Несмотря на все сложности, мы видим свет в конце тоннеля, потому что все равно мир вырулит в баланс. Хотелось бы, чтобы это произошло с минимальным количеством жертв, разрушений, разочарований и потери интеллектуального капитала в стране, чтобы люди не уезжали.

Я верю в то, что люди, в том числе и те, кто у власти, рациональны. И что они понимают, что если из машины и дальше выдергивать запчасти, то она рассыплется. А на рассыпанной машине далеко не уедешь. Зачем кому-то такая нестабильность? Мне кажется, что никто в этом не заинтересован.

голоса
Рейтинг статьи
Читать еще:  Детские дерматологи Москвы
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector