Bp-samara.ru

БП Самара
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Помилование, как освобождение от наказания — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Кто осуществляет помилование в РФ — особенности, требования и права

На этот вопрос отвечает 85 статья УК РФ. В ней сказано, что Президент России может подписать акт о помиловании конкретного заключённого. В результате он освобождается от наказания за совершённое преступление.

То есть, на практике, такая мера применяется к заключённым, которые отбыли часть срока и по каким-либо причинам могут претендовать на смягчение наказания. Благодаря помилованию они раньше времени выйдут на свободу.

Для тех, кто уже отбыл срок, помилование даёт возможность досрочного снятия судимости.

Важно понимать, что помилование не отменяет приговор суда, не ставит под сомнение доказанность вины преступника и не реабилитирует его. Оно только лишь избавляет преступника от необходимости отбывать наказание.

Касательно помилования часто возникают споры – морально ли это, заслуживают ли преступники такого снисхождения? В связи с этим стоит отметить, что в тюрьмах находятся совершенно разные люди, с разным состоянием здоровья, старики и беременные женщины. И к некоторым из них стоит применять процедуру помилования, так как нахождение в стенах тюрьмы грозит их здоровью.

Основания освобождения от уголовной ответственности в связи с раскаянием

Один из основных принципов Конституции России – принцип справедливости и гуманизма прослеживается во всех сферах жизни и деятельности. Также он применяется в законодательной базе Российской Федерации. Одна из сторон его проявления просматривается даже в том, что согласно законодательству есть возможность и шанс не привлекать человека к уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности возможно, если он первый раз оступился и перешел грани, дозволенные законом. Нарушив чьи – то права, совершив против человека или общества поступок, какой принес последствия для пострадавших средней или хотя бы даже небольшой тяжести. Если за причиненный вред, согласно УКРФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы соответственно – до двух лет, в случае, если последствия преступления незначительной степени и до пяти лет, в тех случаях, когда последствия преступного деяния нанесли вред средней тяжести потерпевшему.

В тех ситуациях, когда человека, совершившего преступление впервые, замучили так сказать муки совести, он раскаялся в том, что совершил и:

  • обратился либо в органы прокуратуры, либо в полицию с заявлением о совершенном ним преступлении (юридическим языком – явка с повинной);
  • рассказал чистосердечно, как совершалось преступление, о причастности других лиц к совершению противоправного деяния. Дал информацию обо всех известных ему фактах по совершенному злодеянию;
  • вернул похищенное имущество, либо оплатил лечение потерпевшего, возместил каким угодно способом материальные убытки и моральный вред, который принес потерпевшему своим злодеянием;
  • старался всякими способами искупить свою вину перед потерпевшим.

Когда человек, раз оступившейся (хотя, сюда можно отнести и ранее осужденных, но судимость которых погашена по закону), всем своим поведением доказал, что не представляет больше опасности для общества, органы, компетентные в данном вопросе, вправе освободить его от привлечения к уголовной ответственности.

Подытожив вывшее сказанное, можно сделать вывод. Чтобы было обоснованное освобождение от уголовной ответственности, наступающей согласно законодательству, после совершения уголовного преступления, необходимо чтобы были соблюдены определенные условия.

К таким обоснованиям относят условия освобождения от уголовной ответственности:

  • действия, направленные против людей или общества, противоречащие закону, совершены впервые человеком, либо после того, как он был ранее осужден, но судимость к моменту преступления погашена;
  • степень последствий для потерпевшего от преступных против него действий не имела особо тяжкий характер;
  • после содеянного зла человек раскаялся и пришел с повинной в органы, занимающиеся правоохранительной деятельность (явка с повинной);
  • помогал раскрыть уже совершенное преступное деяние, и если готовились новые преступления, предотвратить их совершение;
  • оплатил все материальные убытки от содеянного преступления потерпевшим, при необходимости возместил моральный ущерб, который был нанесен потерпевшим душевными страданиями и переживаниями в результате случившегося;
  • выданное заключение соответствующего государственного органа о том, что имеется возможность не считать лицо, совершившее преступление потенциально опасным для общества и соответственно, не привлекать к ответственности, какая предполагается по УК РФ в сложившейся ситуации.

При всем этом, не стоит забывать, что даже когда человека освобождают от уголовной ответственности, это не означает, что он реабилитирован за свои преступные деяния и не понесет наказания и ответственности перед законом вообще.
Просто к нему будут применены менее строгие меры наказания, имеющие гражданско-правовой характер.

Обращение о помиловании. Образец

Право на помилование является конституционным. Им наделяются лица, в отношении которых имеется вступивший в силу приговор. Принятие решения о помиловании является прерогативой Президента. Таким решением лицо может быть освобождено от отбывания неотбытого времени наказания, может быть проведено сокращение неотбытой его части, проведена замена наказания или его неотбытой части на более мягкое, снята судимость, выполнено освобождение заключенного от применения дополнительной ответственности, в том случае, если этот вид наказания еще не выполнен.

Прошение о помиловании, подготовленное осужденным, выражается в виде ходатайства. Образец ходатайства о помиловании не имеет строгой формы, в результате чего, осужденный произвольно может описать те обстоятельства, которые, по его мнению, являются основанием для его помилования.

Помимо самого ходатайства, необходимо приобщить и документы, которые свидетельствуют о наличии обстоятельств, которые изложены в прошении. Весь объем документации направляется через исправительное учреждение, в котором осужденный отбывает назначенный ему срок. О факте подачи ходатайства будет свидетельствовать штамп исправительного учреждения.

Документы, переданные в комиссию по вопросам помилования, передаются в 30-дневный срок главному должностному лицу субъекта федерации. К ним прилагается заключение, содержащее информацию о целесообразности применения такого акта и соответствующие рекомендации.

На протяжении 15 дней, а в некоторых случаях и 10-ти, со стороны губернатора должно поступить представление Президенту о целесообразности помилования конкретного лица, имеющего судимость.

Разрешение данного вопроса требует изучения и установления: характера и уровня общественной опасности деяния; характеристик поведения лица после осуждения; срока исполненной ответственности; фактов применения к осужденному актов амнистии, помилования или применения УДО в прошлом; факта возмещения ущерба, который был причинен деянием и иные обстоятельства, касающиеся личности осужденного.

Комментарий к статье 90 Уголовного Кодекса РФ

Принудительные меры воспитательного воздействия являются самостоятельной формой государственного реагирования на неправомерное поведение несовершеннолетних. По своей правовой природе принудительные меры не относятся к уголовной ответственности, не являются наказанием, но существуют и реализуются в рамках уголовно-правовых отношений.

Читать еще:  Статья 16 УПК РФ. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Исходя из принципов справедливости, гуманизма, экономии уголовной репрессии, законодатель совершенно справедливо полагает, что уголовная ответственность и свойственные ей формы реализации далеко не всегда являются лучшим, наиболее эффективным средством воздействия на личность, корректировки ее поведения. Это особенно верно в тех случаях, когда воздействие оказывается на несовершеннолетних, т.е. лиц с неустоявшимся мировоззрением, у которых отсутствует твердая социальная позиция и, следовательно, на которых еще можно воздействовать не прибегая к крайним мерам, связанным с уголовной репрессией.

С учетом общей позиции государства в отношении несовершеннолетних и изложенных положений ст. 90 УК РФ установлено, что несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Иными словами, в отдельных ситуациях меры уголовной ответственности целесообразно заменить мерами воспитательного воздействия.

Данная позиция экономии уголовной репрессии признана всем мировым сообществом. В частности, в Минимальных стандартных правилах Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, приняты на 96-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г.), предлагается уделять достаточное внимание осуществлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка, с тем чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона, и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом .

——————————— Советская юстиция. 1991. N 12 — 14.

Принудительные меры воспитательного воздействия являются одним из оснований освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности, специфическим основанием, свойственным только для рассматриваемой категории лиц.

Реализация освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия сопряжена с наличием двух факторов. Первым из них является категория совершенного преступления: небольшой или средней тяжести (формальный фактор). Вторым — признание возможности исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (материальный фактор).

При установлении второго фактора принимаются во внимание все данные, характеризующие и деяние, и самого правонарушителя, в том числе данные о предкриминальном и посткриминальном поведении. Совокупность подобных данных позволяет правоохранительным органам и суду с большей или меньшей степенью вероятности установить возможность исправления путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Решая вопрос об освобождении от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, следует обратить внимание на то обстоятельство, что кроме двух указанных выше факторов других противопоказаний формально не имеется. Поэтому освобождение в рассматриваемом варианте может быть применено вне зависимости от, например, наличия судимости, прохождения испытательного срока при условном осуждении, в отношении условно-досрочно освобожденного при оставшемся неотбытом сроке наказания. Подобного рода примеры практике известны. И в принципе они не противоречат законодательству. Главное, чтобы в данном конкретном случае суд принял верное решение, исходя и из интересов общества и государства, и из интересов несовершеннолетнего.

Поэтому если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что исправление несовершеннолетнего обвиняемого может быть достигнуто без применения наказания, то следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ, которое вместе с уголовным делом направляется руководителем следственного органа или прокурором в суд.

Суд рассматривает ходатайство и материалы уголовного дела в порядке, установленном ч. ч. 4, 6, 8, 9 и 11 ст. 108 УПК РФ, за исключением правил, устанавливающих процессуальные сроки.

Получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, суд вправе прекратить его по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 427 УПК РФ, и применить к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия.

В постановлении о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия суд вправе возложить на специализированное учреждение для несовершеннолетних контроль за исполнением требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздействия.

Суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если их исправление и перевоспитание могут быть достигнуты путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90 УК РФ.

При решении вопроса о возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия в соответствии со ст. 90 УК РФ необходимо учитывать, что если суд придет к выводу о возможности исправления несовершеннолетнего путем применения к нему мер воспитательного воздействия, то уголовное дело по указанному основанию может быть прекращено как на стадии подготовки к судебному заседанию по результатам предварительного слушания, так и в результате судебного разбирательства с вынесением решения о применении к несовершеннолетнему этих мер.

Частью 2 ст. 90 УК РФ предусмотрен исчерпывающий перечень принудительных мер воспитательного воздействия.

К их числу относятся:

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

Судья ВС высказал особое мнение о моменте возникновения права на УДО в случае замены наказания более мягким

Как сообщил «АГ» адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев, 20 августа он ознакомился с особым мнением судьи Верховного Суда РФ Виктора Смирнова к Кассационному определению от 16 июля 2020 г. по делу № 78-УДП20-6-КЗ (особое мнение имеется у «АГ»).

Напомним, что в Кассационном определении ВС пришел к выводу, что необходимый для УДО срок в том случае, если ранее была произведена замена наказания более мягким, исчисляется с момента замены, а не назначения первоначального наказания.

Ранее другой судья ВС уже соглашался с адвокатом

Как ранее сообщалось, Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга в деле Ильи Ерехинского пришел к выводу о том, что при замене лишения свободы принудительными работами необходимый для УДО срок исчисляется с момента замены, а не назначения изначального наказания.

Читать еще:  Сроки следствия по уголовным делам, рассмотрение производства следователем

В обоснование своей позиции первая инстанция сослалась на п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», где указано, что если наказание осужденному было смягчено актом амнистии, помилования или суда, то при применении УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом фактически отбытый срок следует исчислять, исходя из срока наказания, установленного актом амнистии, помилования или судебным актом. Апелляционная инстанция оставила постановление в силе.

Сначала судья Третьего кассационного суда общей юрисдикции отказался передавать жалобу на рассмотрение, однако в Верховном Суде Виктору Ермолаеву удалось добиться, чтобы его жалоба была рассмотрена в кассации по существу. Судья ВС Александр Ботин, согласившись с адвокатом, пришел к выводу, что возникновение права на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление возникает после фактического отбытия двух третей срока наказания, назначенного приговором, а не двух третей срока более мягкого вида наказания, назначенного в результате замены.

Верховный Суд поддержал Генпрокуратуру

4 февраля 2020 г. кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил материал об УДО на новое рассмотрение в Колпинский районный суд.

Генеральная прокуратура обжаловала данное определение в Верховный Суд. По ее мнению, исчисление необходимого для УДО срока с момента назначения наказания, а не его замены более мягким видом «неоправданно ставит в более льготное положение осужденных, в отношении которых уже минимизирована уголовная репрессия, в сравнении с теми, кто при прочих равных условиях продолжает отбывать назначенное по приговору суда более суровое наказание, и ведет к несоразмерному сокращению неотбытой части наказания в виде лишения свободы».

В своих возражениях Виктор Ермолаев настаивал, что постановление о замене неотбытой части наказания не подменяет приговор и не позволяет исчислять необходимый для УДО срок с момента такой замены. О невозможности применения иных правил исчисления срока, утверждал адвокат, свидетельствует ч. 7 ст. 302 УПК, согласно которой начало исчисления срока отбывания наказания определяет суд в обвинительном приговоре.

Кроме того, отмечал он, заместитель генпрокурора, ссылаясь на п. 2 Постановления № 8, не учел, что в данном случае рассматривается вопрос не смягчения приговора, а замены неотбытой части наказания. «Порядок изменения приговора в сторону смягчения регламентируется не положениями ст. 80 УК РФ. Смягчение приговора может иметь место лишь в апелляционном и кассационном порядке либо вследствие издания актов амнистии или помилования», – пояснял Виктор Ермолаев. Однако Верховный Суд поддержал доводы Генпрокуратуры.

Проанализировав содержание п. «в» ч. 3 ст. 79 и ст. 80 УК, а также п. 1 Постановления № 8, ВС пришел к выводу, что при замене неотбытой части наказания более мягким видом суд учитывает личность осужденного и обстоятельства отбывания им наказания, назначенного приговором. «Положительная оценка данных обстоятельств позволяет суду заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания, что снижает суровость ранее назначенной меры уголовного принуждения и тем самым обеспечивает индивидуальный подход к каждому осужденному. В результате замены наказания, назначенного по приговору суда, назначается новый, более мягкий вид наказания, а поэтому в качестве назначенного наказания для применения положений ст. 79 УК РФ принимается то наказание, срок которого определяется исходя из последнего принятого на этот счет решения», – сообщается в определении.

В данном случае таким решением, по мнению Верховного Суда, является постановление Тосненского городского суда от 4 февраля 2019 г., которым осужденному заменена неотбытая часть наказания более мягким видом. «Иной подход применения положений ст. 79 УК РФ в условиях уже примененных положений ст. 80 УК РФ свидетельствует о повторном учете личности осужденного и обстоятельств отбытия им наказания, что не соответствует целям уголовного наказания и смыслу гл. 12 УК РФ», – подчеркнула судебная коллегия.

ВС посчитал, что, направляя материал об УДО на новое рассмотрение, первая кассация не учла позиции Конституционного Суда РФ и разъяснения Пленума ВС. Так, пояснил Суд, в Определении КС от 19 декабря 2019 г. № 3357-О (на которое сослалась и Генпрокуратура. – Прим. ред.) указано, что законодатель «ввел такое регулирование, при котором освобождение положительно характеризуемого осужденного от дальнейшего отбывания наказания путем замены его оставшейся части более мягким видом наказания аннулирует неотбытую часть прежнего наказания». С принятием в соответствии со ст. 80 УК постановления о замене неотбытой части наказания более мягким видом отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены, отмечал КС.

Кроме того, ВС сослался на тот же п. 2 Постановления № 8, который ранее применил суд первой инстанции, а затем отметил в кассационном представлении заместитель генпрокурора.

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 4 февраля 2020 г. было отменено. «Необходимости в направлении материалов в тот же суд на новое рассмотрение в судебном заседании Судебная коллегия не усматривает», – заключил Верховный Суд.

Позднее Виктор Ермолаев рассказал «АГ», что его доверитель уже воспользовался правом на УДО в толковании ВС, отбыв две третьих срока принудительных работ.

«Аннулирование неотбытой части наказания, назначенного по приговору, не равнозначно освобождению осужденного от наказания»

Сразу после заседания в Верховном Суде Виктор Ермолаев сообщил «АГ», что один из судей решил подготовить особое мнение. О том, что при особом мнении остался судья-докладчик Виктор Смирнов, стало известно 20 августа, когда дело вернулось в первую инстанцию и адвокату удалось ознакомиться с материалами.

Как следует из особого мнения, судебная коллегия удовлетворила кассационное представление прокурора потому, что решения первой и апелляционной инстанций соответствуют Определению КС № 3357-О и п. 2 Постановления ВС № 8. «Вместе с тем конструкция ч. 3 ст. 79 УК не содержит отдельных правил исчисления срока неотбытого наказания, необходимого для положительного решения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания в случае его замены более мягким видом», – считает Виктор Смирнов.

Он заметил, что предметом обсуждения в Определении КС № 3357-О был вопрос о том, допускает ли законодатель после замены лишения свободы принудительными работами возможность обратиться осужденному с ходатайством об УДО вновь. В этом определении КС, в частности, указал, что такое ходатайство подлежит самостоятельному разрешению в установленном законом порядке, имея в виду процедуру рассмотрения ходатайства, пояснил судья. «Однако из этого определения вовсе не следует, что после замены лишения свободы принудительными работами срок наказания, предусмотренный п. “в” ч. 3 ст. 79 УПК РФ, подлежит исчислению исходя из срока принудительных работ», – отмечается в документе.

Читать еще:  Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

Аннулирование неотбытой части наказания, назначенного по приговору, не равнозначно освобождению осужденного от наказания, подчеркнул Виктор Смирнов: «В отличие от освобождения от наказания, при замене неотбытой части наказания наказанием более мягкого вида исполнение приговора суда не прекращается. Следовательно, не прекращается в этом случае и течение срока, предусмотренного ч. 3 ст. 79 УК РФ».

Судья также заметил, что ни замена наказания, ни УДО не наступают автоматически. Они производятся на основании ходатайства осужденного, которое может быть удовлетворено только при наличии условий, предусмотренных УК. «При таких обстоятельствах, когда законодатель допускает последовательное применение к одному и тому же осужденному положений ч. 2 ст. 80 и п. “в” ч. 3 ст. 79 УК РФ, делать вывод о том, что такой осужденный имеет какие-либо преимущества перед другими осужденными, нет никаких оснований», – полагает Виктор Смирнов.

Судья ВС выразил согласие с доводом адвоката о том, что законодатель, принимая Закон от 27 декабря 2018 г. № 540-ФЗ о замене неотбытой части лишения свободы принудительными работами в более ранний срок, чем иными видами наказания, не собирался лишить осужденных, которые таким правом воспользуются, возможности освободиться по УДО в тот же срок, по истечении которого они могли бы воспользоваться УДО, если бы не попросили о замене наказания. «Противоположная трактовка изменений в ст. 80 УК РФ носила бы дискриминационный характер по отношению к осужденным, которые своим положительным поведением заслужили замену лишения свободы принудительными работами», – процитировал Виктор Смирнов довод из возражений адвоката.

Что касается п. 2 Постановления ВС № 8, то в нем разъясняется, как следует исчислять фактически отбытый срок наказания при рассмотрении ходатайства об УДО, считает Виктор Смирнов. Разъяснений об аннулировании срока, предусмотренного ч. 3 ст. 79 УК, при замене лишения свободы принудительными работами данный документ не содержит, подчеркнул судья.

«Таким образом, исчисление заново при замене лишения свободы принудительными работами срока наказания, предусмотренного ч. 3 ст. 79 УК РФ, ухудшает положение осужденных, в отношении которых применена ст. 80 УК РФ, по сравнению с осужденными, к которым ст. 80 УК РФ не применялась и которые вправе ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, отбыв не менее 2/3 срока наказания в виде лишения свободы», – подытожил Виктор Смирнов.

Адвокат и эксперты поддержали выводы судьи

Комментируя «АГ» особое мнение судьи, Виктор Ермолаев подтвердил готовность обжаловать кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам от 16 июля 2020 г. в Президиум ВС. «Особое мнение судьи, который не согласился с правовым подходом двух других участвующих в рассмотрении дела судей ВС и Генпрокуратуры, является дополнительным и очень веским “основанием” для обращения с надзорной жалобой», – подчеркнул он.

Ранее адвокат АП г. Красноярского края Владимир Васин отмечал, что отсутствие надлежащего регулирования не позволяет сделать однозначный вывод о том, с какого момента нужно исчислять необходимый для УДО срок в таких ситуациях. «Я скорее склоняюсь к тому, что Верховный Суд прав. Однако повторюсь, сейчас возможны разные варианты толкования, поэтому законодателю нужно четко разрешить этот вопрос в Уголовном кодексе», – отмечал эксперт. Получить оперативный комментарий Владимира Васина по поводу особого мнения судьи не удалось.

Юрист проекта Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Подоплелова, присутствовавшая при рассмотрении дела в ВС, подчеркнула, что доводы судьи легитимны и адекватно отражают то, как должна быть устроена система смягчения участи осужденных.

Адвокат АП Ярославской области, декан юридического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова, д.ю.н. и председатель Ярославского отделения Ассоциации юристов России Артем Иванчин считает, что кассационное определение ВС противоречит принципам и смыслу УК.

Поддержав особое мнение Виктора Смирнова, эксперт отметил, что оно имеет резервы в плане мотивировки: «В качестве одного из ключевых доводов против принятого Судом решения указывается на то, что оно ухудшает положение осужденных, которым смягчено наказание по ст. 80 УК, в сравнении с теми, кто не получил такой преференции. Эту мысль можно довести до логического завершения и сделать вывод о нарушении актом ВС принципа равенства граждан перед уголовным законом, закрепленного ст. 4 УК».

По мнению Артема Иванчина, одна из ключевых посылок кассационного определения –указание на то, что иной подход будет свидетельствовать «о повторном учете личности осужденного и обстоятельств отбытия им наказания, что не соответствует целям уголовного наказания и смыслу гл. 12 УК РФ». Однако это неверное утверждение, считает он.

Применение уголовно-правовых норм дает массу примеров повторного учета тех или иных фактических обстоятельств и положительных сведений о личности преступника, подчеркнул эксперт. «Например, полное возмещение причиненного ущерба и иные смягчающие обстоятельства могут служить основаниями для отказа от назначения виновному обязательного дополнительного наказания в порядке ст. 64 УК. Одновременно эти же обстоятельства будут приняты во внимание при назначении виновному основного наказания. При этом возмещение ущерба можно еще раз учесть уже в рамках ст. 62 УК при уменьшении наказания на треть. Подобные примеры без труда приумножаются. О каком противоречии смыслу УК и недопустимости повторного учета личности можно после этого говорить?» – возмутился адвокат.

В ст. 79 УК в рассматриваемой части имеется очевидный пробел, и его скорейшее устранение – актуальная задача для законодателя, согласился он. «Но, как известно, в случае пробела толкование закона осуществляется на основании принципов отрасли. С учетом принципов равенства, законности и вины применительно к данному случаю все сомнения и неясности ст. 79 УК должны быть истолкованы в пользу лица, претендующего на УДО. Поэтому в случае замены наказания более мягким необходимый для УДО срок должен исчисляться с учетом ранее отбытого срока прежнего наказания», – заключил Артем Иванчин.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector