Bp-samara.ru

БП Самара
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Речь подсудимого: образец. Последнее слово подсудимого в уголовном процессе

Последнее слово обвиняемого в суде

Подсудимым является гражданин, в отношении которого в суде рассматривается дело, заведенное по определенной статье Уголовного кодекса России.

Это один из основных участников судебного процесса, который по закону имеет права и обязанности.

Главным его правом является последнее слово подсудимого.

Что важно знать

Последнее слово подсудимого имеет решающее значение для всего уголовного дела. Ведь при произнесении окончательной речи человек праве высказаться относительно всего предъявленного ему обвинения и привести устные доказательства в свою защиту. В данном случае подсудимый не ограничивается во времени и может говорить до того момента, пока не выразит все свои мысли. Оскорблять кого-либо из присутствующих на заседании он не вправе.

Каждый человек, оказавшийся на скамье подсудимых, должен понимать, что выступление на суде он должен подготовить заранее, хотя бы за несколько дней до начала прений сторон. Это необходимо для того, чтобы речь человека была осмысленной и аргументированной.

Ни в коем случае не стоит искать образец последнего слова подсудимого или просить кого-то из знакомых или сокамерников (если гражданин находится в следственном изоляторе) составить текст для выступления на судебном заседании.

Возобновление судебного следствия

Есть 2 особых случая для возобновления следственного процесса:

  1. В последних словах обвиняемого раскрылись новые, прежде неизвестные, но значимые обстоятельства.
  2. Один из субъектов дела заявил о необходимости предъявить суду новые доказательства.

Во втором случае председательствующий уточняет мнение всех участников и только после этого выносит решение о повторном разбирательстве.

Важно! Возобновление судебного следствия после удаления председательствующих в совещательную комнату не проводят.

Право на реплику

Слово – великое оружие жизни
В. О. Ключевский

По мнению автора статьи, реализация адвокатом права на реплику при рассмотрении ходатайств призвана помочь суду уяснить суть позиции стороны защиты и предполагаемую несостоятельность позиции оппонента. Такой подход позволит в том числе соблюсти баланс интересов сторон защиты и обвинения.

Особое значение реплики

Право на реплику в суде по уголовному делу может восприниматься как не самый основной и не обязательный способ защиты, вместе с тем в условиях ожесточенного правового спора между сторонами реплика может иметь особое значение.

Как известно, реплика – замечание участника прений сторон относительно сказанного в речах других участников.

Вообще-то реализация конституционных принципов равноправия и состязательности сторон и происходит в наибольшей степени в судебных прениях и в ответных репликах как апофеозе судебного процесса в целом.

Но судебная практика, к сожалению, пошла по тому упрощенному пути, когда государственный обвинитель старается избегать реплики, а определенным образом ориентированный суд в выслушивании реплик вообще не нуждается, потому что часто еще до судебных прений знает, какой судебный акт он будет выносить.

Отсутствие реплики от прокурора является свидетельством слабости процессуальной позиции либо неумения ее аргументировать. Казалось бы, отказ от реплики должен означать поражение государственного обвинения в глазах суда, но этого почему-то не происходит.

Мне даже сложно вспомнить последнее из моих дел, когда государственный обвинитель воспользовался правом на реплику и произнес что-то содержательное. Реплики типа «я поддерживаю ранее мною сказанное» или «я настаиваю на своей позиции» вряд ли могут претендовать на обстоятельность.

Зато с ностальгией воскрешаю в памяти прения, состоявшиеся в конце прошлого века по обычному делу о совершенной краже, когда мне пришлось воспользоваться правом на реплику четыре раза, а прокурору – три, при этом судья с нескрываемым удовольствием наблюдала за столкновением правовых позиций сторон и не мешала этому полезному для правосудия процессу, хотя процессуальный закон на тот момент позволял выступить только с одной репликой.

К сожалению, сегодня такой реально состязательный процесс скорее исключение, нежели правило.

Между тем нежелание прокурора спорить в прениях и доказывать свою правоту может сыграть решающую роль в суде с участием присяжных заседателей, в котором последние могут оценить это как сдачу обвинением его позиций, и значение реплики в таком виде судопроизводства резко возрастает.

Законодательное регулирование

Норма ч. 1 ст. 337 «Реплики сторон и последнее слово подсудимого» УПК РФ гласит: «После окончания прений сторон все их участники имеют право на реплику. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому».

Данная норма имеет свою историю.

Так, согласно ст. 748, 749 Устава уголовного судопроизводства Российской империи «По изложении защиты подсудимым или его защитником как прокурор или частный обвинитель, так и гражданский истец могут представить свои возражения, но, во всяком случае, право последнего слова принадлежит подсудимому или его защитнику. После окончательных объяснений защитника председатель суда спрашивает самого подсудимого, не может ли он представить еще что-либо в свое оправдание, и в случае отрицательного ответа объявляет прения сторон прекращенными».

В соответствии со ст. 311 УПК РСФСР 1923 г. «По окончании прений, стороны могут обменяться еще один раз репликами. Право последней речи всегда принадлежит защитнику или подсудимому, если защитника не имеется».

Статьей 296 «Реплики» УПК РСФСР 1960 г. было предусмотрено: «После произнесения речей всеми участниками судебных прений они могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного в речах. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и подсудимому».

Практические особенности

Если право на реплику в судебных прениях не вызывает никаких сомнений, да и никем не оспаривается, то аналогичное право при рассмотрении судом иных ходатайств стороны защиты нуждается в уточнении и законодательном регулировании.

Например, при рассмотрении ходатайств стороны защиты об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, о возвращении уголовного дела прокурору, об отводе председательствующего и др. после оглашения ходатайства и возражений государственного обвинителя может возникнуть необходимость в реплике.

Она вызывается желанием опровергнуть приведенные прокурором доводы, внести ясность, не позволить оппоненту ввести в заблуждение суд и постараться донести до него свою позицию.

Иногда в этом появляется экстренная процессуальная потребность.

Но суд не позволяет защите реализовать данное право, сухо заявляя, что реплика возможна только в ходе судебных прений. В этом, как мне представляется, допускается ошибочное толкование действующего процессуального закона.

Чем возразить на это в соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ?

Нормой ч. 3 ст. 123 Конституции РФ установлено: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон».

Читать еще:  Статья 59 УК РФ. Смертная казнь

Статьей 15 УПК РФ предусмотрено:

«1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. № 1627-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Посохина Дмитрия Вячеславовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 66 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» «…конституционный принцип состязательности и равноправия сторон судопроизводства предполагает, прежде всего, строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, а также такое построение судопроизводства по уголовным делам, при котором отправление правосудия (разрешение дела), осуществляемое только судом, отделено от правомочий спорящих перед судом сторон обвинения и защиты. Суд же обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных полномочий».

Как видно, суд должен обеспечивать справедливое и беспристрастное рассмотрение уголовного дела, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания их позиций.

При отсутствии в УПК РФ нормы, позволяющей выступать с репликой при рассмотрении ходатайств, суд, дабы исполнить свое процессуальное предназначение по реализации принципа состязательности сторон, вправе:

1. Прямо сослаться на ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, имея в виду требования ч. 1 ст. 15 о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ.

Тем самым суд утверждает прямое действие конституционной нормы.

2. Применить процессуальную аналогию, которая в данном случае вполне допустима, так как возникает ситуация, не регулируемая уголовно-процессуальным законом. В этом случае необходимо ссылаться на ст. 337 УПК РФ, позволяющую реплику после судебных прений и разрешающую схожую ситуацию.

Препятствий для применения процессуальной аналогии нет, поскольку произнесение реплики не противоречит уголовно-процессуальным нормам, не влечет ограничения прав сторон или возложения на них каких-то дополнительных обременений.

Напротив, реализация права на реплику при рассмотрении ходатайств призвана помочь суду уяснить суть позиции стороны защиты и предполагаемую несостоятельность позиции оппонента.

Такой подход позволит суду не только существенно повысить эффективность решения задач, необходимых для вынесения правосудного, т. е. законного, обоснованного и справедливого, приговора по делу и принятия всех необходимых мер к устранению препятствующих этому обстоятельств, но и соблюсти баланс интересов сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве.

С точки зрения волнующих сегодня суд разумных сроков судебного разбирательства реплика на возражения прокурора, как правило, займет несколько минут и проблем для суда не создаст.

Отстаивание права стороны защиты на реплику при рассмотрении судом ходатайств является продолжением борьбы за адвокатские интересы и одновременно развивает состязательные процедуры в уголовном судопроизводстве.

Прения сторон и последнее слово подсудимого

В предыдущих материалах говорилось о судебном следствии и его многочисленных нюансах. В этой части перейдем к завершающим стадиям процесса — прениям сторон и последнему слову подсудимого.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПРЕНИЙ

Законодатель отвел теме прений лишь четыре статьи Уголовно-процессуального кодекса. Но за ними стоит целая наука преподнесения своей позиции, анализа доказательств и обоснования виновности или невиновности человека.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, также выступить могут потерпевший и подсудимый. Последовательность устанавливается судом, но первым во всех случаях берет слово обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник.

Нельзя в прениях ссылаться на доказательства, не рассмотренные в судебном заседании или признанные недопустимыми. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений. Но может остановить участвующих, если те касаются обстоятельств, не имеющих отношения к уголовному делу, или доказательств, признанных недопустимыми. До удаления суда в совещательную комнату выступающие в прениях могут предложить формулировки решений: виновен или невиновен человек — или даже вид и размер наказания. Разумеется, эти предложения не имеют для суда обязательной силы.

ПРОКУРОРЫ, НЕ УТРУЖДАЮЩИЕ СЕБЯ АРГУМЕНТАМИ

Хочу сказать, что обвинители в своих речах не чураются эмоций или даже цитат великих людей. Когда судили двух студентов-стоматологов за распространение наркотиков, прокурор сказал проникновенно: “Самое страшное, что эту заразу несли людям будущие врачи, предназначение которых — спасть их, а не подсаживать на иглу”. Студенты были удивлены таким оборотом речи, так как зелье шло исключительно таким же, как они, будущим врачам, их однокурсникам. Вообще студент — редчайшее для СИЗО явление. Похоже, сама принадлежность к этой социальной группе уберегает от неволи и поступков, к ней приводящих. А тут в разные камеры одного изолятора “заехали” сразу двое из вуза, да еще в период сессии.

В другом процессе, над профлидером высокого звания, прокурор приступила к прениям с высокопарной фразой: “Одна восточная мудрость гласит — хочешь узнать человека, дай ему власть. Так вот, сегодняшний подсудимый испытание властью не выдержал и показал худшие качества своей натуры — жадность, наглость и уверенность в полной безнаказанности”. Тут даже судья поднял глаза от своего айфона, опешив от столь поэтичного начала.

Главная задача сторон в прениях — опираясь на прозвучавшие во время судебного следствия слова свидетелей и исследованные доказательства, дать им всестороннюю оценку и изложить свое видение ситуации.

Пока идут прения, обвинитель теоретически может отказаться от части (или всего) обвинения или смягчить его. Но на практике это случается редко. Точнее, почти никогда.

Глубоким анализом доказательств обвинители не балуют. Напечатанное заранее выступление тараторится, как на богослужении до никоновской реформы. Порой и разобраться в тезисах сложно. Но отчетливо звучат фразы: “обвинение квалифицировано верно”, “вина подсудимого полностью доказана и подтверждается совокупностью собранных доказательств”, “свидетели дали изобличающие его показания”. Хотя свидетели иной раз говорили совсем не то, что привел в прениях прокурор. Но у того всегда и все будет “доказано и подтверждено”.

Читать еще:  Апелляционная жалоба на постановление о продлении срока содержания под стражей

На данном этапе прокурор имеет право ходатайствовать об изменении или уточнении обвинения, пытаясь обосновать это тем, что оное не ухудшает положение подсудимого. Странно, однако, позволять гособвинителю вносить такие коррективы после окончания судебного следствия, когда защититься от новых “обличающих фактов” уже нет возможности. Стоит себе подсудимый в клетке, узнает об изменении обвинительного заключения и не имеет шансов что-либо этому противопоставить…

И одно из любимых прокурорских выражений: “Исправления не может быть без раскаяния”. Значит, раз обвиняемый вину не признал, то надо “отгрузить” ему, как говорят арестанты, “по бане” — по максимуму. А в конце резюмируется: “Предлагаю приговорить подсудимого к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима”. Плюс к тому — штраф, удовлетворение исковых требований и так далее.

Подобные признаки — спешащий зачитать написанное прокурор, не заботящийся об убедительности аргументов; не слушающий гособвинителя судья, лишь изредка отвлекающийся от телефона, — наталкивают на догадки о спектакле. На мысль, что все уже решено, а приговор давно написан. Лишь УПК, будь он неладен, заставляет суд тратить время на формальности. И от подобного ощущения трудно избавиться в ходе прений.

“Начал Ипполит Кириллович свою обвинительную речь, весь сотрясаясь нервною дрожью, с холодным, болезненным потом на лбу и висках, чувствуя озноб и жар во всем теле попеременно”… Так описывает Достоевский эмоциональное состояние прокурора в суде над Митей Карамазовым. В книге дело происходило в 1866 году, когда состязательность сторон в России только появилась. С тех пор многое изменилось. Прокуроры выступают хладнокровнее, априори чувствуя свое полное превосходство над адвокатами.

СЛОВО — ЗАЩИТЕ

А защита считает данный этап ключевым в процессе. Появляется шанс — на основе имеющихся доказательств убедить суд, что дела обстояли не так, как говорит обвинение.

Так, подсудимый профактивист в одном процессе взял на себя основное бремя опровержения позиции обвинения. Он не очень рассчитывал на адвоката, который за все время следствия и суда так и не вник в тонкости профсоюзной работы, не отличал первичку от обкома и хозяйствующий субъект от структурного подразделения. В течение трех часов профлидер раскладывал предъявленное ему обвинение “по полочкам” и опровергал его со ссылками на уставы, показания свидетелей и другие доказательства. По ряду преступлений у профлидера не было и полномочий на их совершение, поскольку профструктурой руководил коллегиальный орган, а не он единолично. Подсудимый даже добился пристального внимания судьи, который оторвался от айфона и слушал его монолог.

Интересно, что не только адвокат, но и судья не стал делать различий между профсоюзными структурами, организациями и учреждениями и по большинству вопросов поддержал гособвинение. Тем самым подтвердив догадки о формальности наших судебных процедур и призрачности состязательности сторон.

О РОЛИ РЕПЛИК И ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА ПОДСУДИМОГО

После произнесения речей каждый из участников прений может выступить еще один раз — с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

Эта часть суда напоминает перепалку. Поскольку дается оценка оценкам, сделанным другой стороной. Мнения, разумеется, противоположны. Защита пылко говорит о безосновательности обвинения, а прокурор в ответ молчит, как будто исход процесса ему известен. Максимум — вступает в вялый спор, в очередной раз повторяя, как заклинание: “Вина доказана…” — и так далее.

Перед тем как удалиться в совещательную комнату, судья дает последнее слово подсудимому. Никакие вопросы, как и в прениях, не допускаются. Слово не может быть ограничено по времени, если все сказанное относится к рассматриваемому делу.

Некоторые подсудимые отказываются от последнего слова, всецело уповая на милость судьи. Считаю, что они рационально экономят время. Эта часть процесса — столь же формальная процедура, как и все остальные, от нее не зависит ровным счетом ничего.

Хотя, согласно ст. 294 УПК РФ, если в последнем слове участники прений или подсудимый сообщат о новых обстоятельствах, значимых для дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие. Но не слышал, чтобы подобное происходило. Разве что в кино. И представляю недовольство судьи, вынужденного отматывать процесс назад и проходить процедуру заново. Думаю, он использует все мастерство, чтобы отклонить такое ходатайство.

Но без последнего слова процесс состояться не может. Не предоставить оное — значит грубо нарушить уголовно-процессуальное законодательство. Один осужденный, уже получивший в первой инстанции 14 лет колонии за преступления против жизни, здоровья и половой неприкосновенности личности, был уверен в полной отмене своего приговора.

— Все видели, даже конвойные, что после прений судья удалился строчить приговор, — говорил он запальчиво другим зэкам.

Дело происходило в изоляторе временного содержания небольшого моногородка, в котором и СИЗО-то не было. Полицейские этого учреждения охраняли арестантов на протяжении и процесса, и обязательной ежедневной прогулки. Прямо на прогулке этот осужденный обратился к одному из правоохранителей, точнее, одной (она скучала, наблюдая за заключенными, и куда более внимательно рассматривала свой маникюр):

— Ира, ведь ты присутствовала и видела, что последнего слова я не говорил!

— Ты знаешь, сколько у меня процессов и подсудимых в день, Сереженька? Голова от них идет кругом! Откуда я упомню, говорил ты свое последнее слово или нет? — ей не хотелось свидетельствовать против суда в этом городе, ведь там не было чиновника выше статусом, чем федеральный судья. А маникюр ей нравился, и она любовалась им, зная, что зэки бежать не станут.

Таким образом, конвой ушел в сторону от описанного конфликта. А знакомясь с протоколом судебного заседания, Сергей обнаружил, что там значилось и его “последнее слово” — фраза, сказанная им в прениях. Так что, в соответствии с документами, все было в порядке. И жалобы остались без удовлетворения, так как, кроме осужденного, факт отсутствия последнего слова подтверждал лишь защитник.

Согласно УПК, заслушав последнее слово подсудимого (или слова, если обвиняемых несколько), суд уходит в совещательную комнату для вынесения приговора. До того участникам разбирательства объявляется время его оглашения.

В следующей публикации мы затронем эту тему — вынесение приговора. Поговорим, на каких принципах он базируется, что в нем должно отразиться и из каких основных частей он состоит.

Читать еще:  Медицинское освидетельствование: порядок, виды, как проходит, результаты, основания, справка

Как составить защитительную речь подсудимого в свою защиту?

  1. слова о трудовой биографии (если есть, что отметить);
  2. отличной учебе;
  3. есть смысл упомянуть о семейном положении (детях);
  4. подчеркнуть отсутствие судимостей, если это уместно;
  5. можно вставить несколько предложений о тяжелой финансовой ситуации, отсутствии средств на содержание семьи в случае наказания в виде лишения свободы реально;
  6. часто в последней речи подсудимый произносит слова раскаяния, доводы для применения процедуры освобождение от наказания;
  7. если подан гражданский иск в уголовном деле, то высказывает свое отношение к нему.

Если вам нужен образец речи подсудимого в свою защиту — обратитесь на консультацию к общественный защитнику по уголовным делам или нашему адвокату. Свою речь произносит и адвокат защитник в уголовном судопроизводстве, выстраивая ее в зависимости от защитительной позиции: смягчение наказания, непризнание вины (просьба оправдать подзащитного), изменение квалификации. Защитник грамотно выстраивает выступление, воздействуя на суд не только юридически, но и психологически, приводя убедительные доводы в пользу своего Доверителя.

Чтобы последняя речь подсудимого возымела эффект, необходимо продумать ее до мелочей. Но перед написанием текста для выступления нужно определить свою позицию и отталкиваться от нее.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал YouTube , вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Прения сторон и последнее слово подсудимого

Кроме того, в прениях сторон могут участвовать потерпевший и его представитель. Также об участии в прениях вправе ходатайствовать гражданский истец, гражданский ответчик, их представители и подсудимый. Заявленное указанными лицами ходатайство об участии в прениях подлежит удовлетворению судом без выяснения мнения других участников судебного разбирательства. Содержание и порядок прений сторон регулируются положениями ст. В ходе судебных прений обстоятельства дела освещаются с различных позиций, обеспечивая тем самым условия для всестороннего и объективного подхода к разрешению дела, являясь залогом вынесения законного и обоснованного приговора.

Участники прений в устных выступлениях высказывают свою позицию по уголовному делу, основанную на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном следствии. Они не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Законодатель установил, что суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

В соответствии с ч. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату, участники вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по следующим вопросам:. Именно эти вопросы в числе других обязан разрешить суд при постановлении приговора.

Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы, но подлежат приобщению к материалам уголовного дела и обсуждению судом в совещательной комнате при постановлении приговора. Следует отметить, что приобщенные к материалам дела письменные формулировки помогают избежать ошибок при фиксации позиции участника процесса секретарем судебного заседания в протоколе, а также могут быть использованы в суде вышестоящей инстанции для подтверждения доводов представления или жалобы.

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Это замечание участника прений относительно сказанного в речах других участников. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

Реплика — необязательный элемент судебных прений. По окончании прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово, в том числе с использованием систем видеоконференц-связи.

Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. Законом установлено, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие, после окончания которого вновь открываются прения сторон и подсудимому предоставляется последнее слово.

Заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания, сообщая время оглашения приговора. Лента новостей Насколько важно последнее слово подсудимого в судебном процессе По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату, участники вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по следующим вопросам: 1 доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; 2 доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3 является ли деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено; 4 виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; 5 подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; 6 имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.

Сергей Тихомиров, и. Рубрика: Общество Теги: Прокуратура разъясняет. Комментарии Добавить комментарий Свернуть комментарии. Загрузка комментариев Теги: Прокуратура разъясняет. Общество Теги: Прокуратура разъясняет Жилье. Теги: Прокуратура разъясняет Разбор Трудоустройство Дети.

Официально Новости партнеров Новости СМИ2.

Судебные прения и последнее слово подсудимого

По окончании судебного следствия суд переходит к судебным прениям. Это речи прокурора, потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, защитника, подсудимого.

Суд не вправе ограничивать продолжительность судебных прений определенным временем. Председательствующий останавливает участников судебных прений лишь в тех случаях, если они в речах выходят за пределы рассматриваемого дела. После окончания речей участники судебных прений имеют право обменяться репликами.

Право последней реплики принадлежит подсудимому.

Защитник может отказаться от выполнения своих обязанностей при судебном рассмотрении дела, если есть обстоятельства, в соответствии со ст. 61 УПК исключают его участие в деле.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector