Bp-samara.ru

БП Самара
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рейдерский захват бизнеса – что это и как анализировать

Как рейдеры захватывают компании

Понятие «рейдерский захват» появилось в девяностые — тогда рейдеры любыми возможными методами забирали себе чужой бизнес. В ход шли шантаж, угрозы, физическая расправа. В наше время рейдерские захваты никуда не делись, но стали незаметнее: теперь рейдеры проникают в компании, подтасовывают документы, используют суды и контролирующие органы.

Агрорейдерство-2021. Новые тенденции

АПК — экономически привлекательный бизнес для рейдеров, поскольку в активах бесценный ресурс — земля. Несмотря на активную борьбу с незаконными захватами, для предприятий в агросекторе появляются новые угрозы. В особенности это будет актуально после 2020 года, ослабленного длительным карантином и экономическим кризисом.

Главная страница > Рейдерство > Агрорейдерство-2021. Новые тенденции

  • Агрорейдерство сегодня
  • Триггеры 2020 года
  • Что ждать агробизнесу в 2021?
  • Новые методы рейдерских захватов
  • Закон о рынке земли, который начнет действовать с 1 июля 2021?
  • Как защитить свой бизнес аграриям в 2021: 5 основных рекомендаций

В современных реалиях рейдерство — успешный и прибыльный бизнес, который специализируется на нелегальном захвате предприятий и его имущества. Чаще всего под такой удар попадают бизнесы экономически привлекательные — с высокой рентабельностью. Одним из таких является АПК, поскольку в активах бесценный ресурс — земля. Несмотря на активную борьбу с незаконными захватами, для предприятий в агросекторе появляются новые угрозы. В особенности это будет актуально после 2020 года, ослабленного длительным карантином и экономическим кризисом. Владельцы предприятий направили все свои силы на борьбу с последствиями пандемии.

Агрорейдерство сегодня

Спектр действий рейдеров в АПК до 2020 года укладывался в несколько отработанных сценариев:

  1. “Черные” регистраторы. За счет государственных регистраторов, которые имеют ключи доступа к реестрам, рейдеры могли отбирать землю и собственность компании, попросту переписывая их на другие организации или людей. Перед такими незаконными действиями, как правило, применялась подделка документов — исправление дат, внесение фальшивых данных и подписей. Чтобы запутать следы, действия тщательно планировались — рейдеры совместно с регистраторами выполняли целую цепочку действий. Таким образом они запутывали следы, и у собственника оставалось мало шансов на возврат своего земельного участка, активов или другой собственности.
  2. Давление через уголовное производство. Чтобы получить доступ к земле, через коррумпированные силовые структуры возбуждалось уголовное дело. В ходе него на земельный участок либо на другую собственность накладывался арест. В случае с землей рейдеры получали возможность собрать урожай. После уборочной такие производства закрывались или отправлялись в архив.
  3. Физический захват. Самовольный захват — очень распространенное явление. В один день собственник или арендатор участка мог на нем обнаружить организованную группу людей, которые занимаются сбором урожая.

Триггеры 2020 года

Ключевой момент, который закладывает тенденции борьбы с рейдерами — принятие антирейдерских законов. Законопроект №1056-1 был направлен на усиление ответственности за нарушение регистрационных процедур. С вступлением в силу этого закона борьба с рейдерством приобрела новые правовые инструменты:

  • Были упразднены аккредитованные организации, которые предоставляли услуги по регистрации имущественных прав, — именно они выступали главным источником незаконных записей в реестре;
  • Регистрационные действия теперь должны проводиться по месту нахождения имущества — это сужает возможности “лояльных” к рейдерам регистраторов;
  • Государственная регистрация имущественных прав проводится одновременно с нотариальным действием — теперь для изменения сведений о предприятии в госреестре необходимы подписи участников юридического лица;
  • Для государственных регистраторов вводится многофакторная аутентификация — доступ к реестру имеет несколько уровней защиты;
  • Владельцы агробизнеса теперь могут отслеживать все регистрационные действия в режиме реального времени — об этом их обязаны немедленно извещать государственные регистраторы. Следить за статусом своей компании и собственности также можно через специальный сервис.

Несмотря на предпринятые меры, которые, казалось бы, должны уменьшить количество рейдерских атак, анализ данных ресурса Опендатабот за 2020 год вводит в замешательство — за 8 месяцев их было зарегистрировано 606. Это рекордная цифра за последние 5 лет, которая свидетельствует о том, что количество рейдерских захватов стало больше в 2,5 раза по сравнению с 2015 годом. При этом из всех зарегистрированных дел до суда доходят лишь 43%. О катастрофической ситуации в Украине свидетельствуют данные Мирового рейтинга защиты прав собственности — страна находится на 109 месте из 129 стран.

Из этого следует, что несмотря на предпринятые меры и антирейдерский закон, у захватчиков остались эффективные методы по отжиму предприятий — более того, были разработаны новые механизмы атак.

Что ждать агробизнесу в 2021?

Новые методы рейдерских захватов

С появлением антирейдерского закона рейдеры направили значительную часть своих ресурсов на захват корпоративных прав. Это открыло им массу новых возможностей по отжиму ценной собственности — в частности, земли.

Наиболее уязвимыми становятся те бизнесы, где 100%, 75% или более 51% уставного капитала или акций сосредоточено в одних руках — это увеличивает риск попасть в поле зрение рейдеров.

Для многих собственников и руководителей 2020 год стал переломным — так как был введен карантин. Это привело к тотальному переходу всех сфер жизни в онлайн. Именно поэтому все чаще теперь применяется черный пиар через СМИ и соцсети — общественность стала чаще следить за новостями, которые публикуются в сети, поэтому ею легче манипулировать через веб-ресурсы. Карантин показал, что “разгон” информационной волны в сети может быть весьма эффективным — причем не только в целях черного PR. Если руководство или собственник компании будет грамотно использовать веб-ресурсы в своей работе, это позволит извлечь максимальную пользу — создать здоровый имидж предприятия, получить поддержку общественности. В свою очередь, общественный резонанс позволяет выйти на новый уровень коммуникации с силовыми структурами, политическими силами. С такими компаниями рейдерам справиться труднее, так как при попытке захвата такое нападение неминуемо привлечет внимание общества.

Директора, которые не любят публичность и избегают ее, в новой реальности станут более уязвимыми. Ведь если вовремя не поработать над своей репутацией и имиджем, это создает риски — и риски немалые. Таких руководителей легче сместить. Против них легче организовывать атаки в информационном поле.

Непубличные руководители и их предприятия намного чаще становятся целью черного пиара, ведь против них легче настроить общественность.

Для этого рейдеры вовлекают как гражданские организации, так и политические силы — для комплексного давления на суды.

Другая тенденция, которой способствовала пандемия, — несвоевременная реакция уполномоченных органов на сигналы о рейдерских атаках. Из-за ряда ограничений они не могут вовремя обрабатывать всю полученную информацию и принимать соответствующие меры. Нестабильная ситуация затянулась на неопределенное время, а основной груз по защите собственности перешел на владельцев агропредприятий — такая тенденция будет актуальна, как минимум, и для начала 2021. Сюда же стоит включить и затягивание дел в антирейдерской коллегии — это позволяет рейдерам совершить несколько перерегистраций, чтобы усложнить владельцу собственности любые меры по противодействию и возвращению своего имущества.

С егодня, с учетом сужения рынка «черных регистраторов» и вследствии удорожания таких услуг, определения судьи/следственного судьи стали трендсеттерами в вопросах рейдерства. Например, с последней практики, на основании незаконного определения следственного судьи о «приостановлении действия решения государственного регистратора» была удалена запись о праве собственности клиента на недвижимое имущество и зарегистрировано за третьими лицами. Почему определения судов? Возможность применять разнообразные формулировки в резолютивной части, вынесении и исполнение за один день, перекладывание всей ответственности с бенефициаров схемы на суды, — масса преимуществ.

Закон о рынке земли, который начнет действовать с 1 июля 2021?

После снятия моратория был принят Закон о рынке земли, который вступит в силу 1 июля 2021 года. Он позволит с 2023 года продавать землю сельскохозяйственного назначения не только физическим, но и юридическим лицам, с действующими ограничениями:

  • до 100 га для физических лиц;
  • до 10 тыс. га юрлицам.

Вопрос насчет права иностранных компаний на покупку земли остается открытым — предполагается, что он будет решен на референдуме.

С выходом в гражданский оборот массива земли можно ожидать появление новых случаев агрорейдерства.

Как защитить свой бизнес аграриям в 2021: 5 основных рекомендаций

Чтобы не допустить отъема земли или предприятия, я рекомендую придерживаться таких советов:

  1. Обеспечить постоянный мониторинг изменений в реестрах. Сделать это можно через сервис Опендатабот, который можно настроить для оповещения в мессенджерах.
  2. Устранить риски внутри организации. Необходимо провести юридический аудит на выявление слабых мест организации для дальнейшего исключения. На что смотреть?
  • Структура владения корпоративными правами, в том числе учредительные и внутренние корпоративные документы;
  • Структура владения движимым и недвижимым имуществом;
  • Структура управления бизнесом.
  • Финансовые и бухгалтерские документы.
  • Контрагенты и отношения с ними.
  • Система безопасности.

Четко структурировать все процессы предприятия, определить должностные обязанности, позаботиться о конфиденциальности данных.

  1. Заботиться о конфиденциальности. Положение о конфиденциальности недооцениваются современными предпринимателями и, несмотря на всю сложность использования таких доказательств, существует вполне реальная судебная практика в пользу бизнеса. Рекомендуем стандартно добавлять 2-3 судебных кейса для ознакомления при подписании сотрудниками соглашения о конфиденциальности, чтобы не казалось, что это не работает.
  2. Не допускать концентрации имущества в одном юридическом лице, иначе высокий риск отобрать все за 1 раз. Намного сложнее и дороже изменить данные в 5 юридических лицах, зарегистрированных, к примеру, в разных городах.
  3. Проводить работу над репутацией и следить за информационным полем. Большинство собственников недооценивает важность публичных мероприятий. Рейдерам будет сложнее применять против вас один из самых популярных методов захвата — черный пиар, направленный на уничтожение репутации собственника и предприятия.

Прежде всего стоит помнить, что гарантированной защиты от рейдерских атак нет. Не существует и универсальных методов борьбы с захватчиками — все зависит от конкретной ситуации. Но существует практика превентивных мер, которая позволяет минимизировать риски. Важно правильно подобрать специалиста, который имеет опыт в антирейдерской практике, сможет выявить все слабые места бизнеса и принять конструктивные решения по изменению их статуса.

Рейдерство: угроза современного бизнеса

Что такое рейдерство?

Что способно остановить пиратов XXI века?

Что нужно знать, чтобы в одночасье не оказаться чужим на собственном предприятии?

Когда нужно начинать готовиться к рейдерскому захвату?

О том, как эффективно противостоять данной угрозе, рассказала

директор ОДО «ИПМ-Консалт центр права» Елена Юрьевна Телеш.

Что же такое рейдерство?

Кто-то считает рейдерство преступлением, а кто-то высокоинтеллектуальным видом бизнеса. Целью рейдерского захвата всегда является завладение активами того или иного предприятия против воли владельца активов. Рейдерство — широкое понятие. К рейдерству можно отнести и недружественное поглощение, т. е. рейдерство может осуществляться как законными, так и незаконными способами.
Мотивы рейдерского захвата различны: от банального желания вывести из игры конкурента или получения доступа к ликвидным активам до стремления сформировать цепочки технологически взаимосвязанных производств (вертикально интегрированные холдинги).
В перечисленных случаях, как правило, недружественный захват осуществляется вполне законными способами.

Недружественное поглощение может быть и незаконным вариантом захвата собственности, когда речь идет о получении сверхприбылей. Помните, в фильме «Красотка» бизнес главного героя был построен на том, что он покупал компании, дробил их, а затем продавал и имел с этих операций огромные прибыли. Рентабельность от таких захватов в некоторых случаях достигает 1000%, поэтому в ход могут идти любые средства.

В Беларуси рейдерство пока носит эпизодический характер в отличие от наших стран-соседей. В основном у нас рейдерским захватам подвержен мелкий и средний бизнес. Связано это с затянувшимся процессом приватизации государственной собственности, неразвитостью рынка ценных бумаг, низкой правовой культурой, несовершенсвом законодательства. Наличие в акционерных обществах значительной доли государства также существенно затрудняет процесс рейдерского захвата. Государство рьяно защищает свою собственность, да и рейдеры не рискуют играть в игры с компетентными органами.

Сценариев, по которым может развиваться рейдерский захват, множество. Достаточно вспомнить недавнюю попытку захватить одно из хорошо работающих белорусских предприятий ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила» с использованием незаконной скупки акций. Захватчики действовали по классической схеме. Получили информацию от реестродержателях об акционерах, их адресах, с помощью сотрудников органов внутренних дел, в отношении которых затем было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении служебных полномочий. Затем стали предлагать акционерам продать, принадлежащие им акции номинальной стоимостью 30 тыс. белорусских рублей, за цену от 600 тыс. до 2, 5 млн. белорусских рублей. Естественно, что акционеры стали продавать свои акции и не просто продавать, а с нарушением законодательства, т. к. акционеры закрытого акционерного общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества (ст. 73 Закона «О хозяйственных обществах»), что в данном случае не было соблюдено.

Когда в собственности скупщика акций — ОАО «ОмегаБизнесКласс» оказалось 15% акций, руководство ЗАО стало предпринимать ответные шаги: начались судебные споры. Кроме того, руководство ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила» выясняло, кто предоставлял ОАО «ОмегаБизнесКласс» необходимую информацию, ведь новоявленные, так называемые, «ивесторы» знали о каждом готовящемся шаге руководства ЗАО. И такие «доброжелатели» были найдены и задержаны сотрудниками органов внутренних дел в момент передачи коммерческой информации. Лицами, которые предоставляли ОАО «ОмегаБизнесКласс» коммерческую информацию, оказались председатель наблюдательного совета и одновременно заместитель директора, а также начальник службы безопасности. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.254 УК «Коммерческий шпионаж».

Читать еще:  Задержание подозреваемого: основания, процессуальный порядок, сроки. Особенности осуществления адвокатом защиты подозреваемого.

Что же может привлечь внимание рейдера и облегчить его работу?

Можно рассматривать следующие факторы, увеличивающие уязвимость предприятия перед рейдерами:

• Плохо структурированный акционерный капитал — отсутствие владельцев крупных пакетов акций (долей). Надо сказать, что российские собственники этот этап уже прошли, они стараются построить такую структуру акционерного капитала, чтобы максимально аккумулировать пакеты акций (доли) у нескольких собственников, стараясь избегать в структуре акционерного капитала миноритариев. Миноритарных акционеров нельзя недооценивать. Они могут доставить немало неприятностей. Используя корпоративный шантаж, они могут блокировать управление акционерным обществом, подавая множество исков в суды. Тем самым миноритарные акционеры дают понять, что судиться с ними будет дороже, чем выкупить акции по цене намного превышающей рыночную.

• Формирование в отрасли, где работает предприятие, вертикально или горизонтально интегрированных холдингов. Объективная реальность сегодняшней мировой экономики — укрупнение бизнеса. Концентрация финансового и промышленного капитала дает возможность чутко реагировать на требования рынка и диктовать ему свои условия. Целью интеграции всегда является поднятие эффективности и прибыльности производства. Такая интеграция зачастую является мотивом для недружественного захвата, но, как правило, с использованием законных способов.

• Недооценка ценных бумаг (бизнеса), в том числе в силу неразвитости рынка ценных бумаг. Зачастую активы предприятия недооценены, и это привлекает внимание желающих отнять то, что плохо лежит. Рейдер идет туда, где можно задешево достать то, что можно задорого продать.

• Низкая правовая культура акционеров и других собственников активов. Большинство предприятий, подвергшихся рейдерским атакам, ведут себя безответственно и пассивно. Учредительные документы у них шаблонные, такие же договоры, а о наличии внутренних документов, регламентирующих происходящие на предприятии корпоративные процедуры, никто даже и не задумывается. А если и задумывается, то подход к их разработке такой же — шаблонный. Конечно, чтобы грамотно составить правовые документы нужно нанять хороших юристов, а они стоят хороших денег, которых всегда не хватает. Но когда ситуация становится критической, находятся любые деньги, чтобы сохранить свою собственность.

Это как со здоровьем: сначала экономим на собственном желудке, а потом готовы отдать любые деньги, чтобы вернуть здоровье. Иногда рейдеров называют «санитарами леса», которые оздоровляют ситуацию, освобождая предприятия от неквалифицированного менеджмента. Тогда всем становится понятно, что эффективный собственник это тот, кто смог обеспечить эффективное управление. Следует заметить, что предпринимаемые в последнее время государством меры по либерализации экономики, и в частности Декрет Президента Республики Беларусь от 16.01.2009г. № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования», налагает большую ответственность на владельцев бизнеса за подготовку учредительных и других документов, связанных с созданием бизнеса. Если раньше на регистрирующие органы возлагались функции контроля за соответствием процедуры создания бизнеса, требованиям законодательства, то теперь с них эти функции сняли. Следовательно, вся ответственность за подготовку документов и их наличие вообще ложится на владельцев бизнеса.

• Участившиеся проверки со стороны контрольных служб с затребованием большого объема документов о хозяйственной деятельности. Чем больше рейдеры владеют информацией о предприятии-цели, тем легче им работать. Любая рейдерская атака начинается со сбора информации. Автору известны случаи, когда рейдеры использовали такой способ захвата приглянувшихся им предприятий. Нередко менеджмент не знает своих прав при общении с контролирующими органами, выполняются любые их требования, даже если проверяющие превышают свои полномочия.

• Высокая концентрация кредиторской задолженности у нескольких партнеров, зависимость предприятия от нескольких поставщиков или продавцов. Здесь действует принцип: «Не клади все яйца в одну корзину».

• Наличие корпоративных конфликтов (реальные, «забытые» масштабные, «тлеющие») ослабляют предприятие, делает его более уязвимым.

Несмотря на потенциальную угрозу, большинство предприятий не уделяет превентивной защите должного внимания, и обращается за помощью к специалистам только тогда, когда угроза потери бизнеса становится очевидной. Вместе с тем, использование превентивных мер защиты позволяет максимально эффективно противодействовать захвату. Комплекс превентивных мер, разрабатываемый индивидуально для каждого предприятия с учетом его специфики и особенностей должен затрагивать все аспекты защиты — юридические, финансовые, социальные и др., что позволяет исключить или существенным образом снизить вероятность захвата.

Как же защитить себя от рейдерского захвата?

Бороться с угрозой рейдерского захвата имеет смысл задолго до его начала. Так проще, надежнее и дешевле. Некоторые меры, направленные на создание защиты от рейдерских атак, способны решать и дру¬гие важные задачи, стоящие перед предприятием, например, повышение степени управ¬ляемости компании, рост ее реальной рыночной стоимости.

Одной из важных превентивных мер является формирование системы корпоративного поведения. В основе корпоративных конфликтов лежат как естественные противоречия между интересами крупных и мелких акционеров (собственников), акционеров (собственников) и менеджмента, так и борьба инвесторов за контроль над предприятием. Формирование системы корпоративного поведения позволит минимизировать риски корпоративных конфликтов.

Хотелось бы еще раз обратить внимание на тщательную проработку и документальное закрепление в локальных нормативных актах наиболее существенных процедур, осуществляемых предприятием. Рекомендуется иметь следующие Положения:

  • Положение об Общем собрании;
  • Положение о Наблюдательном совете;
  • Положение о Дирекции;
  • Положение о порядке деятельности Ревизионной комиссии;
  • Положение об аффилированных лицах;
  • Положение о порядке совершения крупных сделок;
  • Положение о порядке предоставления информации;
  • Положение о конфиденциальной информации;
  • Положение об инсайдерской информации.

Будьте внимательны при проведении общих собраний, не нарушайте порядка их созыва и проведения. Известно, что наиболее распространенные виды захватов связаны с манипуляциями при проведении общих собраний акционеров, когда нередко нарушаются требования по уведомлению акционеров о проводимом собрании, фальсифицируются документы рассылки, акционеры не допускаются на собрание, искажаются данные о кворуме, делаются преднамеренные ошибки при подсчете результатов голосования и т. д. Не давайте повода для использования ваших ошибок для рейдерских атак.

Регулярно, получайте от реестродержателя сведения о состоянии сделок с акциями акционерного общества, проводите анализ этих данных, проверяйте счета депо. Это позволит вам следить за ситуацией со сделками с акциями и на начальном этапе пресечь незаконные действия с рейдеров по скупке акций.

Оптимизируйте структуру капитала. Для того, чтобы оптимизировать структуру акционерного капитала можно приобретать акции на баланс акционерного общества. Согласно Закону Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» таких акций могут находиться на балансе акционерного общества столько времени, сколько будет прописано в уставе этого общества.

Организуйте эффективную работу юридической службы и службы безопасности (экономической, информационной и объектовой), обеспечьте жесткий режим соблюдения коммерческой тайны. Не стоит экономить на содержании этих служб.

Проводите регулярный мониторинг рынка, на котором работает предприятие. Это позволит отследить тенденции, выявить конкурентов, которые могут быть потенциальными рейдерами.

Организуйте подбор грамотного менеджмента, выберите в органы управления компетентных, надежных людей, специалистов своего дела. Необходимо не нарушать процедуры выборов. Если вы выбираете в наблюдательный совет независимых членов в соответствии с Законом Республики Беларусь «О хозяйственных обществах», необходимо соблюдать баланс интересов акционеров (собственников).

Контролируйте кредиторскую и дебиторскую задолженность.
Не сосредоточивайте наиболее значимые активы на одном предприятии.

Создавайте для акционеров (собственников), в том числе миноритарных, условия заинтересованности в сохранении и развитии предприятия путем регулярной сбалансированной системы выплаты дивидендов, предоставления социального пакета, допуска к участию в управлении и т. п.
Контролируйте обременения активов.
Регулярно проводите независимый аудит, а также организуйте реальную, а не формальную, работу ревизионной комиссии.

Учредительные документы и оригиналы свидетельств прав на собственность необходимо хранить в труднодоступных для рейдеров местах, подделка в них или их хищение облегчит рейдеру его работу.

Одним из методов защиты от рейдерских захватов является проведение процедуры Due Diligence, т. е. проведение комплексной правовой и экономической оценки деятельности предприятия.

Возможности законодательства огромны и, если даже рейдерская атака на предприятие уже началась, можно использовать тактические защитные меры, например, инициирование судебных процедур в отношении рейдера и другие.

Специальной ответственности за действия рейдеров в белорусском законодательстве нет. Однако это не означает, что рейдеры не могут быть привлечены к ответственности в качестве организаторов и исполнителей за хищение имущества путём мошенничества, вымогательство, подлог документов и по другим статьям Уголовного кодекса Республики Беларусь. Если есть основания полагать, что предприятию грозит захват, необходимо незамедлительно обращаться в правоохранительные органы.

Рекомендуется иметь так называемый «тревожный пакет» — набор заранее подготовленных документов, позволяющий в случае рейдерского захвата оперативно осуществить необходимые правовые меры противодействия рейдерам и тем самым минимизировать потери. Это могут быть заранее заготовленные заявления в правоохранительные органы, нотариально удостоверенные учредительные документы, документы о права на собственность предприятия и другие.

В России предпринимаются попытки принять специальный закон, который бы противостоял рейдерским захватам. Но, по мнению автора это не решит проблему. Просто рейдеры станут более изощренными. Лучше предпринимать превентивные меры уже сегодня, чтобы не стать завтра жертвой рейдерского захвата.

Апевалова Е., Радыгин А. (2009) Банкротства в двухтысячные годы: от инструмента рейдеров к политике «двойного стандарта» // Экономическая политика. № 4. С. 91–124. Волков В. (2005) Силовое предпринимательство: экономико-социологический анализ. М.: Издат. дом ГУ-ВШЭ. Волков В. (2002) Силовое предпринимательство в современной России // Экономическая социология. Т. 3. № 2. С. 18–43. Казун А. (2015) Рейдерство в регионах России: индикаторы и факторы // Мир России. Социология. Этнология. № 3. С. 33–66. Лежнина Е.Н., Полякова О.В. (2014) Рейдерство в России // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы. Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Ч. III. Нижневартовск: Изд-во Нижневартовского государственного университета. С. 134–136. Панеях Э. (2008) Правила игры для русского предпринимателя. Либеральная Миссия, КоЛибри. Севостьянова Е., Артамонов Д. (2009) Эволюция рейдерства как особенность российских интеграционных процессов // Сибирский торгово-экономический журнал. № 9. C. 28–33. Соколов И. (2014) Рейдерство как уголовно-правовое явление в России и за рубежом // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. № 5. С. 92–94. Страусс А., Корбин Дж. (2001) Основы качественного исследования: обоснованная теория, процедуры и техники. М.: Эдиториал УРСС. Тормозова Т., Логинов А. (2007) Рейдерство в России и за рубежом: сравнительный анализ (http://www. mirkin. ru/_docs/_statyi/reider stvo. pdf.). Четверикова И. (2016) Уроки либерализации: отправление правосудия по уголовным делам в экономической сфере в 2009–2013 гг. СПб.: ИПП ЕУ СПб. Яковлев А., Зудин А., Голикова В., Говорун А., Астафьева Е., Гарифуллина Г. (2010) Бизнес-Ассоциации в России: внутренняя структура, эволюция отношений с государством, роль в модернизации экономики. М.: Московский общественный научный фонд. Ali H. (2014) Hostile Takeovers as Corporate Governance: A Legal Analysis of Tender Offer and Proxy Contest in China and Malaysia // Corporate Ownership and Control 11 (4 Continued 6). Pp. 558–566. Dixon S., Day M. (2010) The Rise and Fall of Yukos: A Case Study of Success and Failure in an Unstable Institutional Environment // Journal of Change Management. Vol. 10. Nо. 3. Pp. 275–292. Duvanova D. (2013) Building Business in Post-Communist Russia, Eastern Europe, and Eurasia: Collective Goods, Selective Incentives, and Predatory States. Cambridge: Cambridge Univ. Press. Gans-Morse J. (2011) The End of a Violent Era: The Role of Force in Russian Business Conflicts // Annual Meeting of the American Political Science Association in Seattle. Рр. 1–48. Gerber T., Mendelson S. (2008) Public Experiences of Police Violence and Corruption in Contemporary Russia: A Case of Predatory Policing? // Law & Society Review. Vol. 42. No. 1. Pp. 1–44. Hellman J.S., Jones G., Kaufmann D. (2003) Seize the State, Seize the Day: State Capture and Influence in Transition Economies // Journal of Comparative Economics. Vol. 31. No. 4. Pp. 751–773. Kazun A. (2015) Violent Corporate Raiding in Russia: Preconditions and Protective Factors. Demokratizatsiya // The Journal of Post-Soviet Democratization. Vol. 23. No. 4. Pp. 459–484. Kireev A. (2007) Raiding and the Market for Corporate Control: The Evolution of Strong-Arm Entrepreneurship // Problems of Economic Transition. Vol. 50. No. 8. Pp. 29–45. Markus S. (2012) Secure Property as a Bottom-Up Process: Firms, Stakeholders, and Predators in Weak States // World Politics. Vol. 64. No. 2. Pp. 242–277. Osipian A. (2012) Predatory Raiding in Russia: Institutions and Property Rights after the Crisis // Journal of Economic Issues. Vol. 46. No. 2. Pp. 469–479. Rochlitz M. (2014) Corporate Raiding and the Role of the State in Russia // Post-Soviet Affairs. Vol. 30. No. 2–3. Pp. 89–114. Yakovlev A. (2006) The Evolution of Business – State Interaction in Russia: From State Capture to Business Capture? // Europe-Asia Studies. Vol. 58. No. 7. Pp. 1033–1056. Yakovlev A., Sobolev A., Kazun A. (2014) Means of production versus means of coercion: can Russian business limit the violence of a predatory state? // Post-Soviet Affairs. Vol. 30. No. 2-3. Pp. 171–194.

Читать еще:  Ходатайство о перепредъявлении обвинения и дополнительном допросе обвиняемого

Апевалова Е., Радыгин А. (2009) Банкротства в двухтысячные годы: от инструмента рейдеров к политике «двойного стандарта» // Экономическая политика. № 4. С. 91–124. Волков В. (2005) Силовое предпринимательство: экономико-социологический анализ. М.: Издат. дом ГУ-ВШЭ. Волков В. (2002) Силовое предпринимательство в современной России // Экономическая социология. Т. 3. № 2. С. 18–43. Казун А. (2015) Рейдерство в регионах России: индикаторы и факторы // Мир России. Социология. Этнология. № 3. С. 33–66. Лежнина Е.Н., Полякова О.В. (2014) Рейдерство в России // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы. Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Ч. III. Нижневартовск: Изд-во Нижневартовского государственного университета. С. 134–136. Панеях Э. (2008) Правила игры для русского предпринимателя. Либеральная Миссия, КоЛибри. Севостьянова Е., Артамонов Д. (2009) Эволюция рейдерства как особенность российских интеграционных процессов // Сибирский торгово-экономический журнал. № 9. C. 28–33. Соколов И. (2014) Рейдерство как уголовно-правовое явление в России и за рубежом // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. № 5. С. 92–94. Страусс А., Корбин Дж. (2001) Основы качественного исследования: обоснованная теория, процедуры и техники. М.: Эдиториал УРСС. Тормозова Т., Логинов А. (2007) Рейдерство в России и за рубежом: сравнительный анализ (http://www. mirkin. ru/_docs/_statyi/reider stvo. pdf.). Четверикова И. (2016) Уроки либерализации: отправление правосудия по уголовным делам в экономической сфере в 2009–2013 гг. СПб.: ИПП ЕУ СПб. Яковлев А., Зудин А., Голикова В., Говорун А., Астафьева Е., Гарифуллина Г. (2010) Бизнес-Ассоциации в России: внутренняя структура, эволюция отношений с государством, роль в модернизации экономики. М.: Московский общественный научный фонд. Ali H. (2014) Hostile Takeovers as Corporate Governance: A Legal Analysis of Tender Offer and Proxy Contest in China and Malaysia // Corporate Ownership and Control 11 (4 Continued 6). Pp. 558–566. Dixon S., Day M. (2010) The Rise and Fall of Yukos: A Case Study of Success and Failure in an Unstable Institutional Environment // Journal of Change Management. Vol. 10. Nо. 3. Pp. 275–292. Duvanova D. (2013) Building Business in Post-Communist Russia, Eastern Europe, and Eurasia: Collective Goods, Selective Incentives, and Predatory States. Cambridge: Cambridge Univ. Press. Gans-Morse J. (2011) The End of a Violent Era: The Role of Force in Russian Business Conflicts // Annual Meeting of the American Political Science Association in Seattle. Рр. 1–48. Gerber T., Mendelson S. (2008) Public Experiences of Police Violence and Corruption in Contemporary Russia: A Case of Predatory Policing? // Law & Society Review. Vol. 42. No. 1. Pp. 1–44. Hellman J.S., Jones G., Kaufmann D. (2003) Seize the State, Seize the Day: State Capture and Influence in Transition Economies // Journal of Comparative Economics. Vol. 31. No. 4. Pp. 751–773. Kazun A. (2015) Violent Corporate Raiding in Russia: Preconditions and Protective Factors. Demokratizatsiya // The Journal of Post-Soviet Democratization. Vol. 23. No. 4. Pp. 459–484. Kireev A. (2007) Raiding and the Market for Corporate Control: The Evolution of Strong-Arm Entrepreneurship // Problems of Economic Transition. Vol. 50. No. 8. Pp. 29–45. Markus S. (2012) Secure Property as a Bottom-Up Process: Firms, Stakeholders, and Predators in Weak States // World Politics. Vol. 64. No. 2. Pp. 242–277. Osipian A. (2012) Predatory Raiding in Russia: Institutions and Property Rights after the Crisis // Journal of Economic Issues. Vol. 46. No. 2. Pp. 469–479. Rochlitz M. (2014) Corporate Raiding and the Role of the State in Russia // Post-Soviet Affairs. Vol. 30. No. 2–3. Pp. 89–114. Yakovlev A. (2006) The Evolution of Business – State Interaction in Russia: From State Capture to Business Capture? // Europe-Asia Studies. Vol. 58. No. 7. Pp. 1033–1056. Yakovlev A., Sobolev A., Kazun A. (2014) Means of production versus means of coercion: can Russian business limit the violence of a predatory state? // Post-Soviet Affairs. Vol. 30. No. 2-3. Pp. 171–194.

РЕЙДЕРЫ В ДЕЙСТВИИ: НАПАДЕНИЕ — ЗАЩИТА

Портал бизнес новостей business.ua
4 мая 2016 года
Рубрика «Колонки»

Тема рейдерства регулярно поднимается в новостях: говорят о рейдерских захватах, незаконних схемах поглощений, предприятиях-жертвах нападений, даже разоблачаются конкретные рейдеры. Однако ни один владелец бизнеса не хотел бы в такие «хроники» попасть в качестве «героя»…

Как происходит рейдерский захват?

Рейдеры тщательно готовятся к каждому нападению: изучается объект, его владельцы, система безопасности, ищутся проблемные моменты (долги, судебные споры, недовольные работники или партнеры), обдумываются наиболее выгодные варианты захвата, проводится разведка и пробные атаки. Хотя не всегда подготовка имеет такие масштабы, иногда все сводится к нескольким часам, потраченным на банальный силовой захват.

Если обобщить, то все же схемы рейдеров в большинстве случаев стандартные. В предыдущей статье мы говорили о методах захвата бизнеса, разберем их более подробно:

Закупка акций

Акции компании скупаются вполне законным путем, при этом цена вопроса не имеет значения, поскольку целью является получение блокирующего или контрольного пакета акций. Покупая контрольный пакет акций, скажем 60 процентов, рейдеры назначают своего директора и тот выводит с предприятия деньги, продает имущество, осуществляет другие действия, противоречащие интересам бизнеса. Причем даже обладая 10-15% акций можно существенно повлиять на судьбу предприятия, поскольку во многих случаях это количество является достаточным для проведения собрания акционеров, на котором уже можно поставить на повестку дня смену руководства предприятия. Скупают акции обычно через подставных лиц, чтобы факт скупки контрольного пакета до последнего оставался завуалированным.

К примеру, привлекательный объект для рейдера — акционерное общество, владельцем которого является трудовой коллектив. Работники получающие, как правило, невысокие зарплаты, без каких-либо сомнений продадут свои ценные бумаги тому, кто предложит цену в 5-10 раз больше номинальной стоимости. Особенно если эти акции им не приносили особых дивидендов.

Банкротство

У партнеров по бизнесу, кредиторов выкупается кредитная задолженность предприятия, которая используется в дальнейшем для инициирования процедуры его банкротства. Чаще всего просроченные долги предприятия скупаются по низким ценам у мелких кредиторов, затем объединяются и предъявляются к одновременной выплате.

Это связано с тем, что инициировать процедуру признания предприятия банкротом через суд можно, только если бесспорные требования кредитора (кредиторов) к должнику совокупно составляют не менее трехсот минимальных размеров заработной платы (ч.3 ст.10 Закона от 14.05.1992 №2343 -XII «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом»). То есть если сумма долга равна 413 400 грн. или более, то кредитор-рейдер может идти в суд с заявлением в расчете на открытие производства о признании предприятия-должника банкротом.

Стоит обратить внимание на такой момент: выкупить долг можно, только если это прямо не запрещено договором, на основании которого этот долг возник. Иначе подобная замена кредитора (переуступка права требования) недопустима.

Неспособность предприятия погасить долг дает основания для начала процедуры банкротства со всеми вытекающими последствиями. Предприятие, которое находится в состоянии банкротства, не подконтрольное ни его владельцу, ни менеджменту. Главное действующее лицо — арбитражный управляющий, который, как правило, либо сразу является человеком рейдеров, либо подкупается ними уже в процессе. Он быстро распродает имущество предприятия. При этом если это имущество покупает так называемый добросовестный покупатель, то вернуть его уже практически невозможно.

Процесс длительный и затратный, но эффективный. Разновидностью является фиктивное банкротство — когда задолженность вообще создается искусственно.

Силовой рейдерский захват

Самый простой и довольно действенный способ при низком уровне юридической защиты предприятия. Для этого привлекаются силовики, причем как частные охранные структуры, так и просто «спортсмены». Не обходится без подкупа и коррупции, ведь необходимо прикрытие в силовых структурах — чтобы полиция не вмешивалась, а также нужны фальшивые решения суда — именно на их основании рейдеры заходят на предприятие.

Рейдеры на пороге: как защитить бизнес от захватчиков

Противостоять рейдерам можно. Лучше начать заблаговременно — с аудита рисков, анализа экономической, юридической и физической безопасности бизнеса. Но даже если рейдерский захват уже идет — отбиться все же можно, при условии хорошей реакции адвокатов в сотрудничестве с охраной. Однако обойдется это вам намного дороже, ведь профилактика всегда эффективнее.

Учитывая вышеперечисленные методы рейдерских захватов, стоит начать со следующего:

  • концентрация акционерного капитала (чтобы контрольный пакет акций был под контролем инвестора и исключалась возможность их «утечки»);
  • постоянный мониторинг изменений в составе акционеров (стоит знать своих акционеров и постоянно с ними взаимодействовать, дабы не позволить скупку акций людьми «со стороны»);
  • «прозрачное» сотрудничество с партнерами и клиентами, своевременные расчеты и погашение долгов;
  • недопущение концентрации собственности в пределах одного предприятия (стоит создать несколько предприятий в пределах вашего бизнеса и распределить имущество компании между ними);
  • использование «юридических хитростей» (наложение арестов на имущество, регистрация оффшорных компаний и т.д.);
  • совершенствование работы менеджмента и персонала (недопущение конфликтных ситуаций, противоправного увольнения работников, налаживание работы как в коллективе, так и снаружи, с клиентами и партнерами, создание положительного имиджа компании на рынке);
  • использование конкурентной разведки (за это должна отвечать служба внутренней и внешней безопасности).

Не забывайте, что вы на рынке не одни, и в случае возникновения угрозы со стороны рейдеров, стоит обращаться за помощью — к партнерам, госорганам, привлекать общественность и СМИ. И все это при постоянном сотрудничестве с юристами и адвокатами. Не надейтесь на шанс, удачу и «пронесет», в бизнесе нужно быть очень четко подготовленными и защищенными. Ведь когда рейдеры на пороге, каждая деталь имеет значение.

«ИРВИКОН»: ваш консалтинг с гарантией!

Здравствуйте, я — Ирина Вишневская, управляющий партнер «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН»!

Я такой же предприниматель, как и вы, значит, в бизнесе я вынуждена решать те же проблемы, что и вы. Я такой же руководитель, как вы, и у меня, как и у вас, периодически возникают сложности с персоналом.

Строить свой бизнес — это и драйв, и самореализация, и определенная степень свободы. И все же мысль о том, что представитель малого бизнеса — сам себе хозяин, не более чем всеобщее заблуждение. Быть предпринимателем увлекательно, но порой и опасно: нередко мы становимся заложниками своего бизнеса. Существуют серьезные риски, включая персональные и имущественные.

Не сосчитать, сколько раз я видела бизнесменов — владельцев крупных производств или торговых компаний, вынужденных распродавать все имущество семьи, включая квартиры и машины, чтобы закрыть бизнес-риски.

Что может быть хуже атаки ФНС по всем фронтам? Уголовное преследование? Война между учредителями и топ- менеджментом? Нечистоплотные сотрудники? А рейдерский захват бизнеса.

В любой борьбе нужны союзники — грамотные стратеги и тактики. Я точно знаю, как успешно разрешать конфликтные ситуации вне зависимости от того, происходят ли они внутри компании или связаны с действиями контрагентов и даже властей, поскольку более четверти века работаю в консалтинге.

Я начинала свою карьеру как судебный эксперт в инженерно-строительной сфере и до сих пор выступаю в этом качестве в судебных процессах. При этом я постоянно совершенствую свои профессиональные компетенции. Я стала экспертом по финансам и кредиту в Финансовой академия при Правительстве РФ, в Высшей школе международного бизнеса АНХ при Правительстве РФ, окончила MBA со специализацией в области стратегического менеджмента и предпринимательства.

За свою карьеру я успела поработать партнером в таких компаниях — лидерах рынка, как BDO Россия и «2К Аудит». Но последние восемь лет я работаю на себя — в роли руководителя компании малого бизнеса, хотя для консалтинга это уже масштаб среднего бизнеса. И мне не понаслышке известны нужды предпринимателей.

В 2019 г. я возглавила «Консалтинговую Группу «ИРВИКОН» — компанию с успешной 16 летней историей. Мы предлагаем клиентам, то есть вам, наиболее актуальные на сегодня услуги. Обращайтесь, и мы вместе решим ваши проблемы. Я вам гарантирую, что все наши знания, навыки и профессиональные компетенции будут работать на вас.

Война под контролем

Вадим Атаулин, руководитель проектов «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН»: «Мы используем самое современное оборудование, включая дроны».

В новостях мы нередко наблюдаем, как акционеры и топ-менеджеры крупных российских и международных компаний делят бизнес. Выясняется, что куда то исчезали миллиарды или сделки проводились с ущербом для акционерного общества, дело переходит в уголовную плоскость, и суды потом годами разбираются, действительно ли акционер или топ- менеджер виновен в убытках или банкротстве.

Читать еще:  Иск о возмещении материального ущерба и морального вреда

В бизнесе масштаба поменьше кипят такие же страсти: к нам обращаются с теми же проблемами, разве что ущерб исчисляется суммами с меньшим количеством нулей. Мы в «Консалтинговой Группе «ИРВИКОН» разработали для таких ситуаций услугу «Конфликт между менеджерами и собственниками: механизм защиты интересов».

Сторонами конфликта в таких случаях являются собственники и менеджеры в любых возможных комбинациях:

  • группа акционеров ополчилась против одного или нескольких партнеров, пытаясь выжить их из бизнеса, сместить с руководящих должностей;
  • одному из партнеров надоело, что остальные партнеры живут «за его счет», используя его интеллектуальную собственность или ноу-хау;
  • акционеры идут войной на топ-менеджера, который, по их мнению, ведет себя недобросовестно, присваивая деньги фирмы;
  • топ-менеджер узнает, что за его спиной сотрудники проворачивали махинации, а он оказался крайним;
  • руководитель компании либо его и.о. визирует документы по указанию совета директоров (или отсутствующего генерального директора), а затем выясняет, что сделка фиктивная, его подставили.

Проблемы клиента уникальны, как и способы их решения. Тем не менее существуют отработанные алгоритмы, инструменты и порядок юридически правильных действий, позволяющих либо вовсе избежать длительных и дорогостоящих судебных процедур, например, судебной медиации, либо минимизировать ущерб — финансовый и репутационный.

Анализ и защита — против рисков

Оценка прав требования — многофакторный анализ прав и обязательств, применяемый в различных ситуациях. «Консалтинговая Группа «ИРВИКОН» выполняет оценку прав требования исполнения обязательств по

Ирина Вишневская, управляющий партнер «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН»: «Хочешь сделать хорошо — сделай сам!».

  • кредитным соглашениям и акцессорным обязательствам;
  • договорам поставки;
  • договорам долевого участия в строительстве;
  • договорам подряда;
  • лицензионным контрактам;
  • портфелям проблемных кредитов физических и юридических лиц.

Многофакторная процедура включает в себя:

  • анализ рынка долгов, учет всех обстоятельств жизненного цикла и бизнеса должника;
  • прогнозирование сценария взыскания долга с расчетом длительности юридических процедур.
  • защиту результатов оценки перед проверяющими инстанциями: Центральный банк, суд, эксперты СРО, ФНС и т. д.

В случае осуществления сделки по цене ниже номинала долга (что может трактоваться как убытки обществу и акционерам) процедура является обязательным элементом снижения рисков с точки зрения как налоговой инспекции, так и субсидиарной ответственности руководителя.

На суде, как на войне

Сергей Томилин, директор департамента технического аудита, делится опытом работы над десятками строительных экспертиз.

Самая востребованная услуга в нашей группе компаний — «Судебная строительно-техническая экспертиза». Потребность в ней периодически возникает у организаций любых форм собственности, работающих в разных отраслях и отраслевых сегментах. Все наши специалисты имеют опыт работы в сфере строительства от 10 до 30 лет (в службе заказчиков и генподрядчиков строительных компаний, трестов, управлений); специальную подготовку по судебно-экспертным специальностям по пяти различным направлениям строительно-технической экспертизы, включая специализацию в сметном деле, электрооборудовании, гидро- и дорожном строительстве и пр.

Эксперты «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН» имеют практику выступления в судах. Помимо традиционных экспертных методов мы используем в своей работе наиболее современные инструменты, включая дроны. Экспертизу заказывают для разных целей, вот далеко не полный перечень:

  • расчет реальной стоимости объекта недвижимости;
  • определение технической возможности разделения квартиры, жилого дома, дачи, участка и других строений;
  • соответствие построек и помещений строительным нормам и правилам;
  • анализ отклонений от проекта, допущенных в ходе строительных работ;
  • доказательство отрицательного влияния объекта на расположенные рядом постройки и поиск технической возможности устранения этого влияния;
  • обследование несущих конструкций здания на предмет обнаружения деформаций или признания их аварийными;
  • установление дефектов кровли здания, водопровода, канализации, электропроводки, гидрозоляции. Доказательство отступления от норм и правил строительства и в ходе эксплуатации объекта;
  • расчет восстановительных работ и доказательство их целесообразности.

Еще один вид экспертизы, при котором необходима защита интересов клиента на высочайшем профессиональном уровне, — оценочная экспертиза.

«Консалтинговая Группа «ИРВИКОН» предлагает для судебных экспертиз специалистов, получивших опыт работы в системе Минюста (судебная экспертиза), прошедших подготовку по экспертным специальностям, имеющих отличные навыки публичных выступлений и практику по допросам в гражданских, арбитражных, административных и уголовных процессах.

Мы гарантируем, что наше заключение устоит перед любой критикой, а эксперты, которые могут быть допрошены в суде для разъяснения положений заключения, выступят обоснованно и профессионально.

Налог «со скидкой»: все законно!

Ирина Полозова — надежный партнер «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН» по направлению ведения бухучета, гендиректор компании «НЕМИНФИН».

Экономия на налогах — цель каждого из нас, предпринимателей. Владельцы недвижимости могут достичь этого абсолютно законным путем. Эксперты «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН» помогут вам снизить налог на имущество через процедуру оспаривания кадастровой стоимости объекта. При этом предварительный расчет стоимости объекта и сумму налоговой экономии мы проводим бесплатно.

В моей практике были случаи, когда снижение налогов составляло до 80 %. Но, как правило, в зависимости от категории недвижимости удается достичь экономии от 30 до 50 %. Владельцы торговых центров, особняков и коттеджей могут рассчитывать на экономию в размере 30 %, собственники многофункциональных бизнес-центров, Street-retail и торговых помещений — до 40 %. Снижения до 50 % удается добиться в таких категориях, как складские комплексы, земельные участки, квартиры.

Достичь столь существенной экономии можно за счет исключения НДС и вычета всех видов обременений. Специалисты «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН» готовят все документы, включая оценочный отчет, и представляют интересы клиента во всех инстанциях.

Готовность в режиме 24 / 7

Вы все еще думаете, что финансово-технический аудит и мониторинг строительства нужны исключительно банку с целью снижения рисков? Тогда у меня для вас новость — застройщик заинтересован в данной услуге по той же самой причине — на случай, если финансирующая проект кредитная организация или заказчик (например, региональное министерство или ведомство) недовольны качеством работы на объекте или подозревают, что средства использованы нецелевым образом.

В моей практике были случаи, когда руководителям строительных организаций удавалось избежать не только выплат огромных неустоек, но и уголовного преследования на основании подобного отчета. Когда клиенты сомневаются, я всегда задаю им вопрос: что дороже — разумное финансовое вознаграждение за экспертизу или годы жизни, проведенные за решеткой, вдали от близких? На мой взгляд, ответ очевиден.

Также услуга необходима и владельцам объектов — для контроля над подрядчиками и субподрядчиками, особенно если строительство или внутренние работы на объекте ведутся на собственные средства, без контроля со стороны банка.

Специалисты «Консалтинговой Группы «ИРВИКОН» готовы при необходимости обеспечить постоянное территориальное присутствие своего представителя либо — периодическое, достаточное для ежеквартального или ежемесячного мониторинга. С целью снижения рисков коррумпированности исполнителей на местах мы проводим регулярную ротацию персонала, обеспечиваем высокую мобильность специалистов, готовых в любой момент выехать на объект. Наши эксперты непрерывно отслеживают состояние дел на объекте, анализируют, насколько критичны потенциальные риски, и оперативно оповещают о ситуации заказчика.

Карточки | Шесть способов, как рейдеры могут отобрать ваш бизнес в 2020-м

  • 1. Что произошло?
  • 2. Полный беспредел
  • 3. Подделка документов
  • 4. Внутренний враг
  • 5. Перехват дебиторки
  • 6. Черный регистратор
  • 7. Кошмарим бизнес
  • 8. Вместо выводов

Что произошло?

Рейдерство в том виде, как оно было распространено в 2014 -2016 годах, уходит в прошлое. Антирейдерские законы 2016-2019 гг. заблокировали почти все простые схемы захватов, в основе которых лежало введение регистраторов в заблуждение.

Но это не значит, что опасность рейдерства исчезла. У злоумышленников остается немало других методов. Эксперты ЛІГА:ЗАКОН рассказали, какие самые опасные угрозы у белого бизнеса в Украине и как себя обезопасить?

Полный беспредел

Кто в зоне риска: Предприятия, имеющие ценные и легко транспортируемые материальные активы. Это агропредприятия в период сбора урожая, ритейл со значительными складскими запасами и т.д..

Как работает: Приезжает «группа силовой поддержки» с неким документом о праве на активы. Делается это сугубо для выигрыша времени и подавления первоначального сопротивления. В ее распоряжении средства быстрого вывоза ценного имущества. Расчет на скорость и стремительность – пока собственник пытается разобраться что происходит и принять меры реагирования, имущество исчезает в неизвестном направлении.

Как защититься: Крайне сложно без отлаженной системы физической защиты ценного имущества. Желательно иметь налаженные контакты с правоохранителями для более оперативной их реакции. Ключевая тактика – не дать вывезти имущество и перевести происходящее в юридическую плоскость. Как правило, после этого рейдеры быстро теряют интерес к продолжению атаки.

Подделка документов

Кто в зоне риска: Предприятия, в которых не выстроен внутренний процесс совершения сделок с ключевыми активами и смены руководителя.

Как работает: К регистратору или нотариусу приходит некое лицо с достоверно выглядящим пакетом документов, например, на продажу недвижимости. Документы выполнены на бланках предприятия, имеют исходящие номера, подписи и печати. Упоминается в них именно то лицо, которое подает документы. У нотариуса нет законных оснований в проведении сделки и недвижимость формально законно меняет собственника.

Как защититься: Важно не дать рейдерам запустить цепочку «добросовестных приобретателей», которая существенно усложнит и затянет процесс возврата активов.

Нужно постоянно мониторить ЕГР (корпоративные права, руководитель юрлица) и реестр прав на недвижимость (земля, здания и так далее). Можно использовать для этого существующие на рынке IT-системы, чтоб свести к минимуму человеческий фактор.

Также под рукой должны быть пакеты документов для быстрой блокировки дальнейших изменений в реестрах — заявления в «антирейдерскую» комиссию при Миньюсте, заявлении о блокировке регистрационных действий для собственного нотариуса и т.д.

Внутренний враг

Кто в зоне риска: Предприятия, имеющие внутренний конфликт между собственниками либо между собственниками и топ-менеджерами или с другими ключевыми сотрудниками.

Как работает: Рейдер, как правило, это непосредственно один из участников конфликта, использует полномочия и права конкретного собственника либо сотрудника для формально законного завладения ценными активами.

Как защититься: Прежде всего, выстроить нормальную систему раннего выявления внутренних конфликтов и стараться не доводить их до «горячей» стадии. А на случай, если эта система не сработала, опять же контролировать информацию о ключевых активах (см. рекомендации пунктом выше). Дополнительно в этом случае стоит контролировать и данные об учредителях и бенефициарах, ведь зачастую фокус атаки – на проведении общего собрания без «лишнего» партнера.

При этом дополнительными элементами выступают системы проверки контрагентов и финансового контроля. Они нужны на случай, если атака развивается за счет наращивания дебиторской задолженности — цель вывести «живые деньги». Либо за счет искусственного наращивания долгов перед компаниями рейдеров — цель перехватить активы или работающий бизнес.

Перехват дебиторки

Кто в зоне риска: Предприятия, у которых критическая зависимость от стабильности взаимодействия с ограниченным количеством поставщиков либо покупателей.

Как работает: Рейдер получает (законно либо нет – в данном случае не важно) контроль над критичными партнерами, после чего начинает «саботировать» оплаты, поставки и т.д., одновременно предлагая «договориться».

Как защититься: Если диверсификация партнеров невозможна, необходимо максимально тщательно мониторить сведения о ключевых контрагентах. Кроме того, необходимо внедрить практику периодических глубинных проверок таких контрагентов, Для этого стоит использовать специализированные системы, позволяющие как минимум контролировать изменения в ЕГР, а как максимум – выстраивать связи между компаниями и анализировать информацию СМИ, соцсетей и т.д.

Черный регистратор

Кто в зоне риска: Предприятия, имеющие легко переоформляемый, но сложно физически вывозимый актив. Например, значительную сумму к возмещению на НДС-счету.

Как работает: Фактически, в современном виде является подвидом п. 2 «Подделка документов». Отличается тем, что регистратор прекрасно понимает незаконность своих действий, но сознательно идет на нарушение.

Как защититься: Абсолютно аналогично п.2 «Подделка документов». Мониторить данные в реестрах, оперативно реагировать на любые несанкционированные изменения.

Кошмарим бизнес

Кто в зоне риска: Предприятия, которые «беззащитны» с точки зрения недобросовестных сотрудников правоохранительных и контролирующих органов.

Как работает: Рейдер находит «готового к сотрудничеству» сотрудника правоохранительных либо контролирующих органов. Он «организовывает» проверки, аресты имущества, изъятия доказательств, допросы собственников и топ-менежмента, и т.п. Все это используется для склонения жертвы атаки к «добровольной» передаче рейдеру тех или иных активов.

Как защититься: Обращайтесь к грамотному адвокату. Желательно также иметь действительно компетентного главу СБ, который оперативно узнает о наличии «заказа».

Вместо выводов

В 2020 году большая часть рейдерских захватов по-прежнему будет сосредоточена в зоне «формально законного» завладения чужим имуществом. Главной тенденцией будет увеличение затрат на предварительный период подготовки атаки. А значит – для защиты еще более важным становятся вопросы максимального раннего выявления признаков возможной атаки. Достичь этого в современном мире, перенасыщенном информацией, без применения специальных IT-систем достаточно сложно, если не сказать невозможно.

Александр Попов, ЛІГА:ЗАКОН

Публикуется на правах информационного партнерства

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector