Bp-samara.ru

БП Самара
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько идет судебное заседание по уголовному делу

Когда защитник вправе уйти из суда из-за того, что заседание не началось вовремя?

Совет АП г. Москвы не стал привлекать к дисциплинарной ответственности адвоката, который покинул суд, не дождавшись начала судебного заседания (решение от 23 декабря 2020 г. было опубликовано 19 января). Палата обратила внимание на то, что, не добившись от сотрудников суда информации о новом времени начала заседания, защитник подал заявление о переносе суда на другой день.

Адвоката поддержали и Квалифкомиссия, и Совет палаты

2 июля 2020 г. адвокат АП г. Москвы Ю. приехал в апелляционный суд общей юрисдикции, чтобы по назначению защищать обвиняемого С. при рассмотрении жалобы на постановление о продлении срока содержания под стражей. Судебное заседание, назначенное на 14:30, вовремя не началось, двери зала были заперты. Выяснить, в чем причина задержки и когда все-таки начнется заседание, адвокату не удалось. Поэтому в 16:50 он подал в отдел обеспечения судопроизводства по уголовным делам заявление на имя судьи об отложении заседания на другую дату «в связи с неопределенностью времени начала судебного заседания» и покинул суд.

В конце июля 2020 г. в АП г. Москвы поступило частное определение, из которого следовало, что заседание по делу С. началось 2 июля в 17:30, но было перенесено на другой день из-за отсутствия защитника. Судебная коллегия посчитала, что адвокат, не дождавшись судебного заседания без уважительных причин, фактически отказался от защиты С. Поскольку это повлекло нарушение права обвиняемого «на скорейшее рассмотрение апелляционной жалобы», судьи направили частное определение в адвокатскую палату. По их мнению, Ю. нарушил законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе требования КПЭА.

Адвокат объяснил Квалификационной комиссии, что начиная с 14:30 пытался выяснить у сотрудников аппарата суда информацию о новом времени начала заседания, но те никаких сведений не предоставили, поэтому он и подал заявление об отложении. По словам Ю., его заявление передали в соответствующий состав судебной коллегии по уголовным делам до начала рассмотрения апелляционной жалобы. Более того, заметил адвокат, его телефон был указан и в заявке в АП г. Москвы, и в заявлении. То есть сотрудники суда могли сообщить, что заседание начинается, и попросить защитника вернуться, но не сделали этого.

Изучив материалы, квалификационная комиссия решила, что они подтверждают объяснения адвоката. В заключении от 21 октября 2020 г. она пришла к выводу, что дисциплинарное производство в отношении Ю. необходимо прекратить.

23 декабря ситуацию рассмотрел Совет АП г. Москвы. Прежде всего он напомнил, что в своей практике последовательно исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя – того участника дисциплинарного производства, который требует привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности.

Совет заметил, что в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 231 УПК момент начала судебного заседания идентифицируется датой и временем, а согласно ст. 261 УПК РФ председательствующий открывает судебное заседание «в назначенное время». При этом, добавил он, обвиняемый С. с жалобой на ненадлежащее исполнение адвокатом Ю. профессиональных обязанностей не обращался. Более того, С. сам ходатайствовал об отложении судебного заседания, потому что не успел к нему подготовиться. Поэтому Совет не согласился с тем, что Ю. отказался от защиты С. Палата также обратила внимание на то, что, кроме спорного судебного заседания, по тому же вопросу состоялось еще два заседания – 7 и 9 июля. А значит, то, что 2 июля адвокат покинул суд, не повлияло и на разумные сроки рассмотрения апелляционной жалобы, решил Совет.

«Учитывая изложенное, а также то, что сотрудники аппарата суда в течение более чем двух часов двадцати минут не смогли предоставить адвокату Ю. информацию о времени начала судебного заседания, а сам адвокат подал в суд заявление о переносе даты судебного заседания, Совет соглашается с выводом Квалификационной комиссии о том, что в действиях (бездействии) адвоката Ю. не установлено нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката», – заключил Совет. Отсутствие таких нарушений стало основанием для прекращения дисциплинарного производства.

Главное – добросовестность

В комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант подчеркнул, что это решение Совета ни в коем случае не означает, что адвокат может манкировать явкой в судебное заседание, о котором извещен, и уходить из суда без каких-либо реальных оснований.

«Заседание должно начинаться в назначенное время. Если оно не начинается вовремя, у участников судопроизводства должна быть информация о причине задержки и о том, на какое время заседание переназначено. Адвокату, в свою очередь, следует сделать все от него зависящее, чтобы получить эти сведения. Если адвокат добросовестно предпринял такую попытку, но информацию о переносе заседания ему не сообщили, он должен обозначить и зафиксировать свою позицию, как сделал защитник в данном случае. Это необходимо для того, чтобы не было сомнений, что он явился к назначенному времени и в течение разумного срока ждал начала заседания, – пояснил Вадим Клювгант. – Именно потому, что адвокат Ю. действовал добросовестно, а не просто увидел закрытую дверь и ушел, Совет пришел к выводу, что в действиях Ю. нет дисциплинарного проступка». Добросовестные действия адвоката исключают риски дисциплинарной ответственности – она наступает только за совершение нарушения умышленно или по грубой неосторожности, напомнил вице-президент АП г. Москвы.

Читать еще:  Травма на производстве: что делать работодателю и работнику, кто несет ответственность

Адвокаты о постоянных задержках в суде

«Проблема дезорганизованности судов в части своевременности проведения назначенного судебного заседания давно известна всем адвокатам, практикующим в сфере уголовного судопроизводства», – отметил адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов. По его словам, чаще всего такая недисциплинированность встречается при рассмотрении апелляционных жалоб (представлений) и жалоб по ст. 125 УПК РФ: «Судьи совершенно не учитывают занятость адвокатов по другим делам. Зачастую даже при назначенном в начале рабочего дня заседании адвокатам приходится подолгу ждать своей очереди неопределенное количество времени».

Совет АП. Москвы совершенно обоснованно прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката Ю., уверен Валерий Саркисов. «При этом были учтены такие факты, как отсутствие претензий от подзащитного и отсутствие последствий в виде нарушения разумности сроков судопроизводства по жалобе», – заметил он. При оценке добросовестности действий адвоката в подобных случаях, по мнению эксперта, важно принимать во внимание необходимость соблюдения баланса между обеспечением права на защиту доверителя и отсутствием злоупотреблений этим правом. Кроме того, по сравнению с защитниками по назначению возможности адвокатов по соглашению покинуть суд из-за длительной задержки начала судебного заседания «априори более ограничены», считает Валерий Саркисов.

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк полагает, что предпосылкой возбуждения дисциплинарного производства в данном случае послужил пробел законодательства, регламентирующего случаи, когда возможен отказ адвоката от защиты. «На сегодняшний день, по общему правилу, адвокат не может отказаться от защиты, за исключением случаев, предусмотренных законом, а это весьма ограниченный перечень. В частности, речь идет о ст. 72 УПК, предусматривающей условия для самоотвода, подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, ст. 13 КПЭА, – указал эксперт. – Уважительные причины к таким случаям не относятся, что, однако, не отменяет их возможного возникновения на практике».

Императивность нормы без адекватного перечня исключений приводит к возможности ущемления прав адвоката из-за формальных оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности, считает Алексей Сердюк. «Вместе с тем возможность злоупотреблений при привлечении адвоката к ответственности пресекается за счет оценки палатой фактических обстоятельств применительно к конкретному случаю. Уважительные причины учитываются при оценке добросовестности действий адвоката», – добавил эксперт. Поэтому, по его мнению, нельзя говорить, что отсутствие претензий со стороны подзащитного или нарушения разумного срока судопроизводства – универсальный критерий при оценке действий защитника.

«Хотя, на мой взгляд, сам факт удовлетворенности подзащитного работой адвоката должен быть одним из ключевых при рассмотрении подобных вопросов. При этом каждый отдельный случай должен оцениваться при учете всех фактических обстоятельств», – указал Алексей Сердюк.

К сожалению, добавил он, задержки судебных заседаний не редкость в профессиональной деятельности адвоката: «Связаны они, в первую очередь, с организацией работы суда, структур, обеспечивающих отправление правосудия (ФСИН), вспомогательного аппарата (помощники, секретари и т.д.) и рассогласованностью их действий». Единственное, что может сделать адвокат в таком случае без риска возбуждения дисциплинарного производства, – ждать. «Но это не всегда практически реализуемо, учитывая график загрузки самого адвоката», – заключил эксперт.

С чего начинается судебный процесс

В прошлый раз мы говорили об особом порядке судебного разбирательства, который применяется в 66% случаев уголовных дел. Но в остальных делах (когда обвиняемый не согласен с предъявленным ему обвинением или речь идет об особо тяжком преступлении, за которое дают больше десяти лет заключения) применяется общий порядок судопроизводства. Он длинен и сложен. И для подсудимого, решившего защищаться до конца, овладеть его тонкостями предельно важно.

Все начинается с того, что уголовное дело вместе с утвержденным обвинительным заключением из прокуратуры поступает в суд. Не позднее чем через 30 суток с этого дня судья принимает решение о назначении либо предварительного слушания, либо судебного заседания. А если обвиняемый содержится под стражей — то в срок не позднее 14 суток.

По просьбе одной из сторон в этот момент суд вправе дать возможность дополнительного ознакомления с материалами дела, использовать которую можно будет в течение всего процесса.

Копия постановления судьи направляется обвиняемому.

Также судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых (если он не один) следующее: подсудно ли дело данному суду, вручены ли копии обвинительного заключения, необходимо ли избрать, отменить или изменить меру пресечения, подлежит ли продлению срок содержания под стражей, стоит ли удовлетворить заявленные ходатайства или поданные жалобы, если они есть.

Вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу рассматривается по ходатайству прокурора или судьей по собственной инициативе с участием обвиняемого, его защитника или прокурора. Все как и в обычном суде по мере пресечения, только следователя сменит прокурор — голубой мундир уступит место темно-синему. Настаивать на вашей виновности прокурор будет столь же искренно, и аргументы останутся те же: может скрыться от суда, повлиять на свидетелей и так далее. Ваши возражения (никуда не уеду, давить ни на кого не собираюсь) тоже стандартны. И решение судьи вряд ли будет отличаться — избрать (или продлить) меру пресечения в виде содержания под стражей. Не думаю, что случится нечто неожиданное и вы вдруг получите долгожданную свободу.

Читать еще:  Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

ЗАКОН, ПО КОТОРОМУ ВЫГОДНО СИДЕТЬ ДОЛЬШЕ

Статья 255 УПК РФ уточняет вопрос о мере пресечения. Она гласит, что срок содержания подсудимого под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать шесть месяцев. Но это отнюдь не предельный срок для тех, кто обвинен в тяжких и особо тяжких преступлениях (а таких подавляющее большинство, поскольку других обвиняемых в СИЗО держат редко). По истечении этих шести месяцев суд вправе продлить срок содержания под стражей. Но каждый раз — не более чем на три месяца.

Фактически суд может идти бесконечно. Вся специфика сводится лишь к тому, что первая “закрывашка” будет длиться полгода, а остальные, число которых не ограничено, по три месяца. Современность знает немало судебных процессов, длящихся по нескольку лет. И все — в соответствии с законодательством РФ.

Впрочем, подвижки есть. Обвиняемым по отдельным статьям, возможно, теперь будет лучше подольше томиться в СИЗО. Так, 3 июля 2018 года, через десять лет после внесения в Госдуму и в крайне усеченном виде, была принята новая редакция ст. 72 УК РФ (“Исчисление сроков наказания и зачет наказания”). Теперь закон гласит, что время содержания под стражей до вступления приговора суда в силу рассчитывается как один день за полтора дня отбывания наказания. Правда, касается это только исправительных колоний общего режима и не распространяется на статьи, связанные с незаконным оборотом наркотиков и терроризмом, а также некоторые другие. А ведь осужденные по этим статьям получают немалые сроки и рассчитывать на условно-досрочное освобождение могут не раньше, чем по отбытии трех четвертей срока наказания. То есть долгожданный “день за полтора” имеет значение не более чем для трети российских зэков.

Тем не менее принятое — настоящий революционный прорыв, затрагивающий многочисленные экономические преступления, в которых, как правило, и обвиняются профсоюзные лидеры.

Ведь именно дела по экономическим преступлениям длятся бессовестно долго. Я лично видел людей, уехавших в колонию общего режима через четыре года пребывания в СИЗО. И преступление у них было почти экзотическое — “Принуждение к совершению сделки”, осуществленное организованной группой” (п. “в”, ч. 2, ст. 179 УК). Тогда было допрошено около сотни свидетелей, заседания постоянно откладывались, судья уходил в отпуск и так далее. Думаю, благодаря изменениям в ст. 72 УК эти люди скоро выйдут на свободу. Поскольку ст. 10 УК (“Обратная сила уголовного закона”) предполагает улучшение положения осужденного, даже если закон был принят после признания человека виновным.

В общем, с принятием новой редакции статьи УК содержание под стражей расцветает новыми красками и обрастает нюансами.

КАК ОБЯЗАТЬ ПРОКУРОРА ОПРАВДЫВАТЬСЯ

После ознакомления с материалами уголовного дела или в течение трех суток со дня получения копии обвинительного заключения обвиняемый может подать ходатайство о предварительном слушании и просить исключить доказательства стороны обвинения, приостановить или прекратить уголовное дело. При этом судья обязан провести такое слушание. Многие идут на это, но я не вижу в том практической пользы. Верить, что доказательство будет исключено без его исследования, наивно. А полагать, что суд прекратит уголовное преследование, по меньшей мере неумно. Такой шаг нужен для затягивания процесса, если это выгодно подсудимому, и не более того.

Предварительное слушание строго регламентируется, как и любой судебный процесс. Судья единолично проводит закрытое заседание с участием сторон. Уведомление о вызове должно быть направлено им не менее чем за трое суток до дня заседания. Оно может быть проведено и в случае неявки своевременно извещенных участников производства по уголовному делу.

Важный нюанс касается заявленного стороной защиты ходатайства об исключении доказательства. Если защита настаивает на том, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ, то бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания несет сторона, заявившая ходатайство (ч. 4 ст. 235 УПК).

Если суд принял решение об исключении доказательства, оно теряет юридическую силу, не может быть положено в основу приговора и исследоваться в ходе разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК). Хотя, повторю, подобное явление сродни чуду, которое случается только в сказках.

Во время одного из таких заседаний прокурор разрешился от бремени опровержения весьма просто. Адвокаты исписали кипы листов, приводя аргументы в пользу того, что “прослушка” в кабинете их подзащитного велась с нарушением УПК и закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, поскольку на то не были получены судебные решения. На это прокурор заявил, что с мнением стороны защиты он не согласен и прослушивание переговоров было проведено в полном соответствии с нормами законодательства РФ. Вот и все опровержение доводов защиты. Сторона обвинения не утрудила себя даже ответом по существу высказанной претензии.

Читать еще:  Имеют ли право сотрудники полиции, забирать граждан в отдел полиции,

Лично мне при упоминании о человеке в темно-синем мундире вспоминаются слова Собакевича: “Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья”. Как думаете, чью сторону принял суд? Вы удивительно догадливы.

А ЕСЛИ ПРОИЗОШЕЛ ПОБЕГ?

Уголовно-процессуальный кодекс — всеобъемлющий документ, он должен предусмотреть все, включая возможный побег обвиняемого. Как гласит ст. 238 данного документа, судья в этом случае выносит постановление о прекращении производства по уголовному делу. Если беглец содержался под стражей, судья возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого. Если же последний не находился в СИЗО, суд избирает ему меру пресечения в виде содержания под стражей и тоже поручает прокурору обеспечить его розыск.

На деле все проще. Как-то раз прямо из здания суда сбежали трое подсудимых. Они воспользовались слабостью стенки из гипсокартона в конвойном помещении, которую было нетрудно выбить ударом ноги. За стеной был архив с незарешеченным окном, через которое подсудимые и выбрались на свободу.

Но судье не пришлось возвращать их дело прокурору. Одного задержали на соседней со зданием суда улице. Второго — через час в другом микрорайоне. Третьего — вечером того же дня по дороге в ближайший город. Таким образом, розыск шел недолго, и обеспечил его вовсе не прокурор. А троим бедолагам “навесили” еще одну статью УК — 313-ю (ч. 2), предполагающую до пяти лет лишения свободы.

ПОСЛЕДНИЕ ФОРМАЛЬНОСТИ

Если статья Уголовного кодекса, по которой преследуется подсудимый, предполагает штраф или в деле есть потерпевшие, которые заявили гражданские иски, то судья по ходатайству прокурора или потерпевших вправе вынести постановление о штрафе и возмещении вреда, причиненного преступлением, либо о возможной конфискации имущества. В общем, речь идет об обычном аресте вашего добра. Хотя чаще это происходит еще на стадии следствия. Следователь, обыскивая вашу квартиру, гараж и что еще у вас есть, попутно принимает такие обеспечительные меры.

Когда нет оснований для предварительного слушания, судья принимает решение о месте (хотя какое может быть еще место, если не здание суда?), дате и времени судебного заседания. Уголовное дело должно быть рассмотрено в срок не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении заседания, но не ранее чем через семь суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения. Полагаю, что по этой причине у подсудимого по нескольку раз переспрашивают, когда ему вручили копию обвинительного заключения, ибо соблюдение дат и прочих формальностей для суда чрезвычайно важно.

Стороны должны быть извещены о проведении заседания не меньше чем за пять суток до его начала.

Эти точные сроки, отмеренные исключительно в сутках, стали ассоциироваться у меня со сроками коллективного трудового спора, на разные этапы которого Трудовой кодекс также отмеряет четкие временные рамки — два, три рабочих дня, три недели и так далее. Действительно, есть что-то схожее в двух различных сферах российского законодательства.

Поговорив сегодня о том, с чего начинается судебный процесс, в следующий раз мы коснемся не менее серьезной темы — общих условий судебного разбирательства. Они, несмотря на кажущуюся простоту, принципиально важны, и их незнание может привести к неутешительным итогам.

Продолжительность заседания

Сколько времени рассматривается дело в суде? Время заседания не регулируется на законодательном уровне. Это объясняется разнообразием обстоятельств дел, рассматриваемых судом.

Так, при наличии признательных показаний обвиняемого и явных доказательств его вины судебное решение принимается в кратчайший срок.

Если же рассматриваемое дело не является очевидным, то процесс может затянуться не только на несколько часов, но и на несколько заседаний.

Для уточнения обстоятельств суд может делать перерывы в заседании, переносить его. Перерывы назначаются по желанию судьи, либо по устному заявлению сторон.

Во время подобных длительных процессов может производиться заслушивание многочисленных свидетельских показаний, мнений экспертов, позиций стороны защиты, стороны обвинения.

Доказательства, приводимые одной из сторон, могут оспариваться второй стороной.

Также возможно оказание давления, неявка важных свидетелей, подача ходатайств и много другое. Все эти процедуры требуют значительных затрат времени.

Некоторые особо сложные процессы длятся годами, и с точки зрения закона это не является нарушением.

Таким образом, уголовное законодательство устанавливает определенные сроки рассмотрения дел. На практике некоторые сроки по особо сложным делам могут быть увеличены при наличии оснований.


Это быстро и бесплатно !

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector