Bp-samara.ru

БП Самара
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спросили у психолога, можно ли родителям ругать ребенка-подростка

Три типа родителей, которые мешают своим детям повзрослеть

Как мотивировать собственных детей? Где проходит грань между родительской любовью и тотальным контролем и опекой? Как общаться с подростками? На эти и другие вопросы отвечает Ребекка Дерлейн, учитель старших классов с 17-летним стажем в книге «Подросток в доме: Когда не знаешь, что сказать и как себя вести». Forbes Woman Russia опубликовал отрывок о типах родителей, которые, сами того не желая, не дают своим детям взрослеть.

Как сын олимпийского чемпиона изменил подходы к борьбе и запустил семейный клуб

Откуда берётся новогодняя тоска

В интернете часто появляется формулировка «новогодняя депрессия», но мы поговорим, скорее, о тоске, а не о депрессии, потому что это разные вещи. Всемирная ассоциация здравоохранения сообщает, что депрессия стоит на втором месте по количеству дней нетрудоспособности. И это не просто усталость после работы или испорченное чем-то настроение, это заболевание, протекающее длительный период. Не менее двух недель человек не чувствует интереса и удовольствий, у него снижена концентрация внимания, падает самооценка, появляется идея вины и самоуничижения, мрачное видение будущего, суицидальные мысли, плохой аппетит и нарушение сна.

«У меня депрессия», — обычно такие ярлыки на себя навешивают те, кто депрессией не страдает. А человек, который на самом деле болеет, не обращается к врачу. Здесь важно, чтобы близкие вовремя заметили его перемены и поняли, что ему нужна помощь.

Психолог и заведующий патопсихологической лабораторией Архангельской клинической психиатрической больницы Сергей Куликов отмечает, что около трети людей чувствует себя подавленными и опустошенными перед праздничным марафоном.

— И для этого есть несколько причин: во-первых, это одиночество — в преддверии главного семейного праздника одинокие люди острее переживают свою ситуацию, — комментирует Сергей Куликов. — Во-вторых, праздникам часто сопутствуют материальные затруднения, ведь декабрь традиционно наиболее финансово затратен. В-третьих, это период повышенной саморефлексии, особенно на фоне нереализованных планов, несбывшихся надежд, склонность застревать в прошлом, постоянно оглядываться назад, как в одном известном интернет-меме: «Прошёл ещё один год с тех пор, как ничего не изменилось».

Психолог: — Люди оценивают свои достижения и приходят в уныние

Фото: Сергей Куликов

Оскорбления: что за ними скрыто?

Оскорбления — это отравленные стрелы, и можно использовать их только против врагов, но никак не против детей. Если мы скажем: “Какой некрасивый стул!” — со стулом ничего не случится. Он не чувствует ни оскорбления, ни смущения. Он стоит там, куда его поставили, независимо от характеризующего его прилагательного. Однако когда неуклюжим, или глупым, или некрасивым называют ребенка, с ним кое-что происходит. Он страдает, злится, испытывает ненависть, желание отомстить. В связи с этим у него появляется и чувство вины, которое, в свою очередь, приводит к тревоге. Вся эта “цепная реакция” делает ребенка и его родителей несчастными.

Когда ребенку все время повторяют: “Какой ты неуклюжий!” — он может в первый раз ответить: “Вовсе нет!” Но, в общем, дети прислушиваются к мнению родителей, и, в конце концов, ребенок и сам поверит, что неуклюж. Упадет, например, во время игры и сам себе скажет: “Какой я неуклюжий!” Потом ребенок начнет избегать подвижных игр, требующих ловкости, потому что отныне он уверен в своей неповоротливости.

Когда родители и учителя повторяют ребенку, что он глуп, в конце концов, он этому поверит и в результате на самом деле станет неудачником.

Как воспитывают детей в Нью-Йорке

Переехавшая из Казани в Нью-Йорк NJ Абдуллина продолжает вести дневник о своей жизни в США. Специально для «Idel.Реалии» она пишет заметки о том, что ее удивляет в новой стране. Сегодня она рассказывает о том, как в Америке воспитывают детей.

«Детям нельзя делать стресс, их нельзя заставлять!», — слышу с одной стороны от подруги с тремя детьми, то есть от очень опытной мамаши. «Как без давления, без дисциплины и мотивации никак», — возражает другая. «Мы не можем воспитывать их как комнатные растения, у нас биг компетишн, то есть конкуренция большая, мы должны с детства их приучать бороться», — доказывает она.

Признаться честно, для меня это тоже дилемма — как воспитать мотивированного, свободно мыслящего, уверенного в себе ребенка, при этом не оказывая на него давление и не превращая его в забитого ботаника. В этом блоге я не претендую на роль аналитического исследования — просто делюсь наблюдениями.

Читать еще:  Чем занимается следственный комитет? Основные задачи и принципы деятельности

В Нью-Йорке, действительно, очень большая конкуренция. Однажды я была на ярмарке вакансий на Манхэттене. Там было представлено всего несколько компаний — и не самых крутых как Google или Amazon — но очередь на эту ярмарку была такая, что несколько раз огибала здание гостиницы, в которой она проходила. На входе лежала стопка вакансий — порядка тысячи резюме — у стендов компаний толпились сотни молодых, хорошо образованных людей.

Нью-Йоркский дневник. Где искать работу

Вот в таких условиях нужно суметь выделиться и убедить работодателя выбрать именно тебя. Как-то случайно я попала на образовательную выставку — там около десятка престижных вузов, которые предлагали обучиться на степень MBA. Туда пришли сотни желающих продолжить свое образование молодых людей и стояли в очередях, чтобы подойти к стенду с представителем вуза, который оценит резюме, сопроводительное письмо и подскажет, что исправить, чтобы быть принятым, быть замеченным. Причем обучение на МBA стоит порядка 100 тысяч долларов, и туда будет еще огромный конкурс. К чему я это все рассказываю? А к тому, что к таким условиям деток готовят с детства: уметь победить в конкурентной борьбе, быть ярким и заметным. Компетишн начинается еще в школе.

В Нью-Йорке действует программа Gifted and Talented — одарённые и талантливые. В нашей школе есть класс, в котором обучают по этой специальной программе. Детей туда специально отбирают по результатам теста, который проходит централизованно во всем Нью-Йорке. В нем может участвовать каждый, но лучше хорошенько подготовиться, потому что без длительного натаскивания этот тест ребенок сдать не сможет. А ведь речь идет о шести-семилетних детях — они год занимаются с репетитором, чтобы попасть в этот класс.

Еще дети ходят на кружки, спорт, танцы, музыку. Все это стоит денег — минимум 150-200 долларов в месяц на каждый вид занятий. Контракты подписываешь длительные: если ребенок передумал, деньги не возвращаются, то есть это мотивирует всех — и родителей, и детей — не пропускать и извлекать максимальную пользу от занятий.

Это не только для маленьких, но и для подростков. Знакомые, у которых сын подросток, рассказывали, что их сын стонал, жаловался и не хотел ходить на спортивные секции и дополнительные занятия для школы. Родители ему сказали, что оплачивают его плавание, класс гитары и репетиторство по школьным предметам, так как у них есть на это возможность — они считают своим долгом дать ему образование. Но после совершеннолетия родители за кружки платить не будут: если он захочет ходить в бассейн, то будет платить за все сам. С этими доводами сын согласился и больше не стонет, а дисциплинированно ходит.

Как известно, в американских семьях существует традиция после наступления 18 лет провожать детей из дома в колледж или на вольные хлеба.

С одной стороны — сильнейшая конкуренция, но с другой — детей стараются воспитывать в условиях свободы мысли, свободы слова, не заставляя, не оказывая давления, относясь бережно и с уважением к его чувствам. Даже у пяти-шестилетних детей спрашивают личное мнение.

Был у нас в 1 классе предмет Social Studies — обществознание по-нашему. Это был один из любимых предметов моего ребенка, кстати. По учебнику мы изучали, как устроено государство, кто производит, кто потребляет, кто оказывает услуги. Дети изучали, для чего собирают налоги и как они расходуются. Домашним заданием было написать сочинение на тему «Как лучше устроить жизнь в городе, районе и в конкретной школе, куда лучше направить средства от налогов?» Мне показалось, что это уже слишком. Это вопрос не для первого класса, думала я.

Нью-Йоркский дневник. Как прожить на одну пенсию в США

Однако такая постановка встречается и в других предметах. Недавно по чтению дали задание изучить рассказ про крейзи пигс, то есть про веселых поросят — нужно было выявить главную проблему и указать, как она решена. По сюжету поросятки шалили, доставляли хлопоты своим хозяевам, и они их выгнали, однако те нашли свое счастье у других фермеров. Какова мораль? Она была не в том, чтобы слушаться хозяев и не шалить, а быть тем, кто ты есть — найти место, где тебя принимают таким, какой ты есть.

Читать еще:  Понятие, значение и виды мер процессуального принуждения

Вот такие идеи закладываются в голову нашим деткам. Конечно, никто не призывает нарушать правила — правил здесь очень много, и за их выполнением следят. Я к вопросу о воспитании личности. В школе не нужно сидеть за партой, не шелохнувшись — они сидят за столами. Не принято ругать за всякие мелочи — например, за то, что испачкали одежду на прогулке. Ладно, постираем, говорят. Хотя лично я не согласна —​ стараюсь приучать ребенка к аккуратности и порядку, а также стыжу за пятна и грязные брюки.

Я заметила, что американские родители предпочитают воспитывать детей, объясняя правила и приводя доводы, не пользуясь только авторитетом родителя: «Я твой отец и поэтому делай так, как я скажу». Авторитет родителей и уважение к старшим я тоже вижу, но в основном в еврейском комьюнити, у которых это часть религии и традиций, и в семьях выходцев из стран СНГ.

Особенности американской «домашки»: школьники готовят проекты и думают о лидерстве

Мне показалось интересным, что здесь требуют уважать чувства маленьких детей. Я знаю одну семью, где чувства принято выражать на бумаге. Чтобы не копились негативные эмоции в душе и теле — так мама где-то вычитала в интернете. Взрослые и дети пишут на бумаге то, что их волнует, беспокоит, злит, радует или расстраивает, и кладут где-то в доме. Потом эти записки находят и читают. Так в одной такой записке дочка сетует: «Папа зашел в комнату, посмотрел на меня и ничего не сказал, как будто я ничто».

О подобном случае рассказывал и знаменитый Дэвид Леттерман, телеведущий разговорного шоу в стиле Владимира Познера — только на американском телевидении. Он стал отцом в зрелые годы и сейчас седовласый, престарелый мужчина во время интервью со знаменитым рэпером Jay Z рассказывал, что его ребенок надул губки и не желал разговаривать, потому что папа не обратил на него внимания, когда сел в машину. На что Jay Z вспомнил, что в его детстве никто с его чувствами особо не церемонился — воспитывали, как могли. И ничего — стал человеком, успешным артистом.

Ко мне попал уникальный документ — записка, в которой мама утешает своего сына, подбадривает и выражают ему свою любовь. Записку сыночек нашел у себя дома. Я тоже была бы рада найти такую записку в детстве.

В ней написано буквально следующее: «Доброе утро, мой дорогой …! Ты звезда! Продолжай светить! Я люблю тебя, и я горжусь тобой. Я верю, что ты можешь делать прекрасные вещи! Давай сделаем сегодняшний день прекрасным! Верь в себя! Обнимаю и целую, люблю, мама!»

Как воспитывают личность? Во-первых, физические наказания запрещены. За этим строго следят и в школе, и простые прохожие на улице. Если дети придут с синяками, то будут вопросы, кто обидел — не родители ли? Рассказали историю про семью из СНГ. Девочка пришла в школу с синяком, учителя спросили, откуда он, на что девочка рассказала, что мама ущипнула ее в качестве наказания за какой-то проступок. Последовала жалоба — матери выписали штраф в 800 долларов и обязали ходить на тренинг «по управлению гневом».

Потом, когда на улице кто-то увидел, что мама шлепнула ребенка по попе, ей выписали второе предупреждение. Далее последствия будет более серьезные — вплоть до лишения родительских прав и более серьезного наказания.

Грузинские иммигранты рассказывают, что в их языке есть выражение, которое в буквальном переводе означает «если ты это не сделаешь, я убью себя». В переносном смысле, конечно. Об этом ребенок обмолвился в школе. Юмора не поняли. В эту семью пришли психологи и жили там несколько недель: наблюдали, какая обстановка в семье, как обращаются с ребенком.

На сайте организации помощи детям описаны виды насилия: физическое, сексуальное, эмоциональное и не надлежащее исполнение родительских обязанностей. Что такое физическое и сексуальное насилие — объяснять не надо. Раздел эмоционального насилия меня особенно удивил.

Нью-Йоркский дневник: американский бизнес общается с клиентами по-русски

Насилием считается не только унижение и запугивание ребенка, но и когда родители не сдерживают обещания, не считаются с его чувствами, мало интересуются им, отвергают и игнорируют, кричат, обвиняют и критикуют. Когда родители пользуются преимуществами того, что дети маленькие и зависимы от них — это тоже насилие.

В таких условиях дети пользуются своими привилегиями: добиваются от родителей то, чего хотят, плохо себя ведут, кричат, закатывают истерики в общественных местах. Но смысл этой затеи в том, чтобы вырастить ребенка, который не запуган, приучен мыслить, свободен, чувствует себя полноценной личностью и уверен в себе настолько, чтобы выходить победителем в жесточайшей конкурентной борьбе за место под солнцем.

Читать еще:  Доказательства в суде о разделе совместного имущества

Я не призываю отказываться от татарских, русских, постсоветских религиозных традиций воспитания — просто делюсь наблюдениями. Выводы делайте сами.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике «Мнения», может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Как избавиться от ругани: пример из жизни семьи

Гудрун (тридцать восемь лет) чувствует, что заходит в тупик в отношениях со своими детьми — восьмилетним Юнатаном и одиннадцатилетней Эммой, которых она воспитывает одна. Она вполне довольна материнством, хорошо справляется с родительскими обязанностями и страшно гордится своими детьми, однако практически каждый день возникают ситуации, когда она их ругает, и дети ходят расстроенные. За ужином Гудрун начинает следующий разговор.

Мама: «Мне кажется, надо работать над тем, что не совсем получается. Я предлагаю каждому в нашей семье поработать над некоторыми вещами. Хотите услышать, над чем вам стоит поработать, или лучше начать с меня?»

Юнатан: «Начнем с меня!»

Мама: «Хорошо. Я думаю, было бы здорово, если бы ты учился смотреть на меня, когда я что-то тебе говорю. И тогда, как мне кажется, тебе будет проще запомнить то, что я сказала. А мне будет проще говорить с тобой спокойно. Сможешь это сделать?»

Юнатан: «Да запросто! Вот, смотри!» (Пристально смотрит на маму.)

Мама (смеется): «Отлично! Теперь ты, Эмма. Я бы хотела, чтобы ты училась убирать за собой, особенно в гостиной. Меня бы это очень порадовало! Можешь это сделать?»

Эмма (немного помедлив): «Да-а, но мне не хочется убирать за всеми, ведь после Юнатана такой кавардак!»

Мама: «Я говорю только о том, чтобы ты забирала свою одежду к себе в комнату — хотя бы перед сном. Тогда ты будешь знать, где твои вещи, а мне будет легче поддерживать в гостиной порядок. Хорошо?»

Мама: «Прекрасно! Как вы считаете, чему мне стоит поучиться?»

Юнатан и Эмма (едва ли не хором): «Не нервничай, будь спокойнее!»

Мама: «Да, я сама об этом думала. Мне действительно нужно поработать над тем, чтобы быть спокойнее и приветливее: даже когда нет времени, даже когда я, возможно, должна буду повторять вам что-то по несколько раз. Я буду учиться говорить спокойно, а не ругать вас. Договорились?»

Юнатан и Эмма: «Да!»

Мама: «Теперь мы все трое будем учиться чему-то важному, но это может не всегда у нас получаться. Может быть, нам нужен какой-нибудь сигнал, которым мы станем напоминать друг другу о нашем договоре?»

Юнатан: «Мы можем показывать тебе палец, если ты начнешь ругаться». (Ухмыляется.)

Мама: «Хорошо, если вы при этом будете улыбаться, чтобы я знала, что это просто напоминание. Ладно? (Оба кивают.) Отлично. Значит, вы, улыбаясь, показываете мне палец, сигнализируя о том, что я забылась и начала вас ругать. И тогда я могу попросить прощения. Какой сигнал будет служить напоминанием для вас?»

Эмма: «Мне ты просто можешь шепнуть: „Порядок“».

Юнатан: «А мне ты можешь сказать: „Псс“».

Мама: «Вот и отлично, затейники вы мои! Теперь у нас с вами есть план».

Этим разговором Гудрун добивается многого. Она заявляет, что у всех есть потенциал для развития, что не всегда все получается, в том числе у взрослых, и это — нормально. Она высказывает, не прибегая к ругани, чего хочет от Юнатана (чтобы он смотрел на нее) и Эммы (чтобы она за собой убирала), и призывает их этому научиться. Она также дает детям возможность высказаться о том, чего бы они хотели от нее (не быть такой взвинченной), и пообещала им учиться говорить обычным тоном вместо того, чтобы переходить на ругань.

Обратите внимание, что формулировки Гудрун позитивны: не просто прекратить ругань, а учиться разговаривать спокойно. Учиться легче, если знаешь, что именно тебе надо делать, а не только то, чего тебе делать не надо.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector