Bp-samara.ru

БП Самара
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свидания с заключенными — виды и порядок получения разрешения

Свидания с заключенным: кому разрешены и как получить

Согласно уголовному законодательству РФ, заключённые имеют право видеться с родственниками и третьими лицами. Такие мероприятия для осуждённых носят название свиданий, а порядок их предоставления строго регламентирован. Чтобы получить встречу, нужно подать заявление на свидание с заключенным и знать правила ее проведения.

Апелляция согласилась, что ограничение свиданий с осужденными в период пандемии не распространяется на адвокатов

Свердловский областной суд опубликовал апелляционное определение от 14 октября, которым оставил без изменения решение первой инстанции о признании незаконными действий регионального учреждения ФСИН по отказу защитнику в предоставлении свидания с осужденным под предлогом ограничительных мер, направленных на борьбу с распространением коронавируса. Все документы имеются у «АГ».

В свидании отказано

На 31 марта 2020 г. было назначено судебное заседание в Темниковском районном суде Республики Мордовия по рассмотрению материала по освобождению осужденного Ильи Романова от дальнейшего отбывания наказания в связи с наличием у него тяжелого заболевания. С целью согласования позиции по делу и проверки самочувствия доверителя адвокат АП Свердловской области Роман Качанов прибыл за день до заседания, 30 марта, в ФКУ «ЛПУ № 21 УФСИН России по Республике Мордовия» для оказания квалифицированной юридической помощи Илье Романову.

Адвокат написал заявление на имя начальника учреждения, где указал, что с целью соблюдения санитарно-эпидемиологических требований во время свидания им будут использованы марлевая маска, резиновые гигиенические перчатки, будет соблюдена социальная дистанция в 2 метра. Продолжительность свидания, как указал адвокат, запланирована не более 20 минут.

Ознакомившись с заявлением, врио начальника ЛПУ № 21 Андрей Головин в устной форме отказал Роману Качанову в свидании. При этом он предложил составить и подать заявление с просьбой сообщить об основаниях отказа в свидании, что адвокат и сделал.

Ответом от 9 апреля Андрей Головин сообщил: «Разъясняю о том, что Постановлением Минюста ФСИН Главного государственного санитарного врача ФСИН России А.А. Галкина от 16.03.2020 № 15 “О введении дополнительных санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)” пунктом 1.1 приостановлены предоставления в учреждениях территориальных органов ФСИН России, следственных изоляторов ФСИН России (далее – учреждения УИС) длительных и краткосрочных свиданий. (Срок исполнения – с 16.03.2020 и до особого указания)».

Адвокат обратился в суд

Роман Качанов обратился в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с административным иском к Андрею Головину, поданным в том числе от имени Ильи Романова. Защитник указал, что отказ в предоставлении свидания нарушает право осужденного на квалифицированную юридическую помощь, а также его профессиональное право как адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. В соответствии с ч. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Он также отметил, что согласно п. 10 ч. 5 ст. 19 Закона об основах охраны здоровья граждан пациент имеет право на допуск к нему адвоката или законного представителя для защиты своих прав.

Роман Качанов заметил, что ст. 89 УИК четко разделяет краткосрочные (длительные) свидания с родственниками и иными лицами, которые предоставляются с целью поддержания социальных связей, и свидания с адвокатами (иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи), которые предоставляются исключительно с единственной целью – оказание юридической помощи. Таким образом, подчеркнул адвокат, ссылка врио начальника учреждения на то, что приостановлены предоставления в учреждениях территориальных органов и следственных изоляторов ФСИН России длительных и краткосрочных свиданий, не является законным основанием для воспрепятствования в свидании с адвокатом, которое по своей правовой природе не является ни краткосрочным, ни длительным.

Роман Качанов сослался на Постановление КС от 26 декабря 2003 г. № 20-П, согласно которому непосредственное общение с адвокатом – важная составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в силу Конституции ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе в части определения количества и продолжительности предоставляемых в этих целях свиданий.

Кроме того, защитник заметил, что в Решении от 6 июня 2014 г. (дело № АКПИ14-472) Верховный Суд, проанализировав нормы Конституции, федеральных законов, решения Конституционного Суда, пришел к выводу, что в настоящее время ни Конституция, ни федеральные законы не ограничивают право осужденных на юридическую помощь, в том числе относительно встреч с адвокатами, поэтому данное право не может быть ограничено на уровне ведомственного нормативного акта.

Роман Качанов попросил суд признать незаконным действие административного ответчика по отказу в предоставлении 30 марта свидания с Ильей Романовым и возложить обязанность на административного ответчика устранить допущенные нарушения.

Тяжелобольному осужденному свидание не положено

В возражениях на иск отмечалось, что, согласно законодательству, у осужденного есть право на свидание с адвокатом. Право адвоката на свидание с осужденным производно от права осужденного на получение юридической помощи. За оспариваемый период от Ильи Романова ни устных, ни письменных заявлений, адресованных администрации ФКУ ЛПУ № 21 УФСИН России по Республике Мордовия, о предоставлении ему свидания с Романом Качановым не поступало. Учреждение указало, что состояние осужденного оценивается как тяжелое, а потому больной присутствовать на краткосрочном свидании не может.

«Таким образом, исходя из смысла норм Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, свидание с осужденным адвокату предоставляется в том случае, если осужденный в состоянии самостоятельно на это свидание прибыть. Тяжелобольному осужденному свидание не положено, а значит, право на получение юридической помощи реализовано быть не может в связи с не зависящей от сотрудников исправительного учреждения причиной – болезнью осужденного», – подчеркивается в документе.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично

Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга, сославшись на указанные в административном иске законоположения, отметил, что свидание с адвокатом является одной из форм реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. По своему характеру данные свидания необходимо отличать от краткосрочных и длительных свиданий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 89 УИК, которые предоставляются осужденным с родственниками или иными лицами в целях сохранения социально-полезных связей.

Суд заметил, что ни Закон об основах охраны здоровья граждан, ни Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения не устанавливают ограничений по допуску адвоката по санитарно-эпидемическим основаниям.

Первая инстанция посчитала, что п. 1.1 Постановления Главного государственного санитарного врача ФСИН России вводит ограничения на предоставление осужденным свиданий с родственниками и иными близкими лицами, предусмотренных ч. 1–3 ст. 89 УИК, но никоим образом не регулирует, в том числе не ограничивает, порядок допуска к осужденному адвоката в целях получения квалифицированной юридической помощи. Кроме того, суд заметил, что в более поздних приказах Главного государственного санитарного врача ФСИН России порядок осуществления допуска адвокатов на территорию учреждений ФСИН регулируется отдельно (например, п. 11 и 12 Постановления главного государственного санитарного врача ФСИН России от 6 апреля № 92, Постановление главного государственного санитарного врача ФСИН России от 27 апреля № 345) наряду с посещением таких учреждений сотрудниками правоохранительных органов, общественных наблюдательных комиссий.

Суд посчитал, что не являются основанием для обратного вывода и ссылки УФСИН России по Республике Мордовия на постановления Главного государственного санитарного врача РФ, касающиеся дополнительных мероприятий по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (от 24 января № 2, от 2 марта № 5, от 13 марта № 6), а также приказ Минздрава России от 19 марта № 198н, Указ Главы Республики Мордовия от 17 марта № 78-УГ «О введении на территории Республики Мордовия режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по защите населения от новой коронавирусной инфекции COVID-19», поскольку положениями данных нормативных актов порядок допуска к осужденному адвоката не регулируется.

Также суд нашел несостоятельными ссылки административных ответчиков о наличии иных оснований, свидетельствующих об отсутствии объективной возможности предоставления Илье Романову свидания ввиду состояния его здоровья, отсутствия с его стороны заявления о таком свидании. Первая инстанция заметила, что данные обстоятельства основанием к отказу в предоставлении Роману Качанову свидания с осужденным в ответе не указаны.

Суд посчитал, что оспариваемые действия административных ответчиков не соответствуют требованиям закона и нарушают права административных истцов на получение и оказание квалифицированной юридической помощи, в связи с чем исковые требования о признании незаконным отказа в предоставлении адвокату свидания с осужденным подлежат удовлетворению.

В то же время, заметила первая инстанция, основания удовлетворить требования в части возложения на административных ответчиков обязанности устранить допущенное нарушение прав административных истцов отсутствуют, поскольку, как следует из справки ЛПУ-21, Илья Романов освобожден от отбывания наказания.

Таким образом, суд частично удовлетворил административный иск, признав незаконным отказ в предоставлении Роману Качанову свидания с Ильей Романовым.

Читать еще:  Решения суда апелляционной инстанции по уголовным делам

Дальнейшее обжалование в апелляции

ЛПУ-21 подало апелляционную жалобу в Свердловский областной суд, указав, что в связи с тяжелым состоянием здоровья осужденный не мог передвигаться и, соответственно, присутствовать в помещении для краткосрочного свидания, а допуск Романа Качанова в палату терапевтического отделения на свидание не предусмотрен законодательством РФ.

Учреждение отметило, что Приказом Минздрава № 198н предписано введение ограничительного режима посещений в отделениях медицинских организаций. Кроме того, Указом Главы Республики Мордовия от 17 марта № 78-УГ республиканскому УФСИН также рекомендовано принять меры к ограничению посещения гражданами осужденных в учреждениях, исполняющих наказания. Данные нормативные акты приняты в целях реализации мер по профилактике к снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции в условиях сложившейся эпидемиологической ситуации: «Следовательно, необходимо применение всех вышеуказанных нормативных правовых актов во взаимосвязи, в не в отдельности».

В возражениях на апелляционную жалобу Роман Качанов отметил, что факт того, что ЛПУ-21 является лечебно-профилактическим учреждением уголовно-исполнительной системы, предназначенным для оказания стационарной и консультативной квалифицированной и специализированной медицинской помощи осужденным к лишению свободы, а также подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, не влияет на правовой статус Ильи Романова как осужденного, Романа Качанова как адвоката и, соответственно, на правовой режим свиданий осужденных с адвокатами, урегулированный прежде всего ст. 48 Конституции, нормами международного права, ст. 6 Закона об адвокатуре, ч. 4 ст. 89 УИК и др.

По мнению защитника, тот факт, что у осужденного на момент запрашиваемого свидания имелся определенный диагноз и он находился в палате, не мог самостоятельно прийти на свидание, правового значения не имеет. Роман Качанов указал, что основания (причины) для отказа в предоставлении адвокатского свидания были иные, а не тяжесть состояния здоровья Ильи Романова и невозможность его к самостоятельному передвижению. Эти основания не являлись предметом судебного разбирательства. При этом он отметил, что до 30 марта ему неоднократно предоставлялись свидания с осужденным в ФКУ ЛПУ-21, при этом как в палате, так и в иных помещениях – Илью Романова сотрудники учреждения привозили туда на инвалидной коляске.

Роман Качанов указал, что факт того, что Приказом Минздрава РФ № 198н предписано введение ограничительного режима посещений в отдельных медицинских организациях, а Указом Главы Республики Мордовия № 78-УГ рекомендовано принять меры к ограничению посещения гражданами осужденных в учреждениях, исполняющих наказание, правового значения для настоящего дела не имеет, так как адвокат не относится к числу рядовых посетителей осужденных, а является лицом, оказывающим квалифицированную юридическую помощь, правовой режим которой регулируется прежде всего ст. 48 Конституции и федеральными законами.

«Кроме того, ограничение в посещениях не означает их полный запрет, так как определенные законом лица по долгу своей службы (работы) не только имеют право, но и обязаны, при соблюдении всех необходимых мер предосторожности, посещать осужденных или иных лиц», – подчеркнул он.

Изучив материалы дела, Свердловский областной суд пришел к выводу, что доводы жалобы направлены на переоценку установленных первой инстанцией обстоятельств, между тем основания для иной оценки и иного применения норм материального и процессуального права в данном случае отсутствуют, новых обстоятельств, которые бы опровергали выводы первой инстанции, не содержат. В связи с чем оснований, предусмотренных ст. 310 КАС для отмены или изменения решения суда, не установлено.

Отказ в свидании с подзащитным – явление системное

В комментарии «АГ» Роман Качанов выразил удовлетворение определением апелляционного суда. Он добавил, что намерен взыскать судебные издержки и компенсацию морального вреда в том числе в отношении Ильи Романова.

Адвокат указал, что в АП Свердловской области за помощью не обращался: «Мои права были нарушены в регионе, на который полномочия АП Свердловской области не распространяются». В то же время он заметил, что уже направил судебные акты в АП Республики Мордовия для принятия соответствующих мер. «Как я понял, не пускали не только меня, но и других адвокатов. Это уже системное явление», – подчеркнул Роман Качанов.

Что нужно знать о свиданиях с заключенными?

Иллюстрация ПЦ «Весна»

Количество политических заключенных в Беларуси увеличивается практически с каждым днем, также как и количество осужденных по политически мотивированным уголовным делам. Для многих, кто оказался на скамье подсудимых в постизбирательный период, и их близких – это первый опыт. Какие виды и правила проведения свиданий существуют на разных этапах уголовного преследования, кто и как выдает на них разрешение – в материале «Весны».

Длительность свиданий

Свидания бывают краткосрочные и длительные.

Краткосрочные свидания могут быть продолжительностью до двух часов в условиях СИЗО и до четырех часов – в колонии. Но как сообщают близкие политзаключенных, например, в СИЗО-1 продолжительность такого свидания сокращается до одного часа.

Длительные свидания разрешаются в колониях и тюрьме, их продолжительность – до трех суток.

Свидания в изоляторе временного содержания

Свидания в ИВС регламентируются Правилами внутреннего распорядка изоляторов временного содержания территориальных органов внутренних дел.

Человеку, который находится в ИВС, предоставляется свидание с близкими родственниками и членами семьи на основании письменного разрешения того органа, который ведет уголовный процесс. Такое разрешение действительно только на одно свидание и действует на период, пока заключенный под стражу числится за тем органом, который его выдал. В разрешении должно быть указано, кому и с кем свидание разрешается. На свидание с лицом, содержащимся под стражей в ИВС, допускается одновременно один посетитель, не считая детей до шестнадцатилетнего возраста.

На основании письменного разрешения и документа, удостоверяющего личность, начальник ИВС разрешает свидание в порядке общей очереди и отдает письменное распоряжение дежурному о его проведение.

Перед началом свидания задержанному и его родным разъясняются правила поведения во время свидания: запрещено передавать друг другу какие-либо предметы, вещи, документы или продукты питания, общение проходит под визуальным контролем сотрудника ИВС и на понятном ему языке (при необходимости – может быть приглашен переводчик).

Если указанные правила нарушаеются, свидание может быть прекращено досрочно.

Свидания в следственном изоляторе

Свидания в СИЗО регламентируются Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь, а в СИЗО КГБ – Правила внутреннего распорядка в следственных изоляторах органов государственной безопасности Республики Беларусь.

Когда задержанный по уголовному делу находится под стражей в следственном изоляторе или под домашним арестом, разрешение на свидание также выдает орган, ведущий уголовный процесс. Для этого близким родственникам и членам семьи нужно обратиться к нему с заявлением. Письменное разрешение действительно только на одно свидание, в нем должно быть указано, кому и с какими лицами оно разрешается.

На основании письменного разрешения органа, ведущего уголовный процесс, а также документов, удостоверяющих личность, начальник СИЗО или его заместитель дает письменное указание о разрешении свидания, после чего отдает распоряжение дежурному помощнику о его проведении.

Свидание предоставляется в порядке живой очереди. Одновременно на свидание могут прийти не более двух совершеннолетних, они должны предъявить удостоверяющие личность документы.

В СИЗО также перед началом свидания лица, прибывшие на него, информируются о правилах поведения:

  • запрещается передавать друг другу какие-либо предметы, вещи, документы и продукты питания;
  • переговоры проводятся под визуальным контролем сотрудников СИЗО в специально оборудованных для этих целей помещениях через разделительную перегородку непосредственно или через переговорное устройства;
  • могут прослушиваться сотруниками СИЗО;
  • разговор должен вестись на понятном сотруднику СИЗО языке, в случае необходимости приглашается переводчик.

Если заключеный или его близкие родственники нарушают правила, свидание может быть досрочно прекращено.

По уголовному делу, которое поступило прокурору с постановлением о передаче уголовного дела для направления в суд, свидание заключенному с близкими родственниками и членами семьи может разрешить прокурор или его заместитель.

Как правило, во время судебного процесса свидания с родственниками не предоставляется. Однако, сразу после окончания суда можно обратиться к судье с соответствующим заявлением.

После провозглашения приговора председательствующий в судебном заседании или председатель суда по просьбе членов семьи и близких родственников обвиняемого, содержащегося под стражей, должен предоставить им возможность свидания с обвиняемым.

Также с заявлением о предоставлении свидания можно обратиться к судье после рассмотрения жалобы в апелляционном порядке.

Посещения на «химии»

В исправительном учреждении открытого типа, куда направляют отбывать наказание осужденных к ограничению свободы, посещения регламентируются Правилами внутреннего распорядка таких учреждений.

Посетители могут приходить к осужденным только в установленное распорядком для время, при этом посетители обязаны предъявить документы, удостоверяющие личность, и показать содержимое ручной клади.

Место для общения осужденного и посетителей определяется дежурным помощником начальника учреждения в пределах границ территории ИУОТ.

Не допускается общение осужденных с посетителями, которые:

  • отказались предъявить документы и вещи для досмотра;
  • имеют признаки выраженного психического расстройства;
  • находятся в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения.
Читать еще:  Как вести себя в суде и участие адвоката в уголовном деле

Если посетители нарушают общественный порядок или передают осужденному запрещенные предметы, то встреча прекращается. В последствие такие посетители в ИУОТ, как правило, не допускаются.

Кроме того, в свободное от работы время либо в выходной день осужденному может быть разрешен выход за пределы ИУОТ продолжительностью 4 часа для посещения жилища близких родственников, способных оказать на него положительное влияние. При этом осужденный должен находиться в пределах того населенного пункта, в котором расположено учреждение.

Свидания в колонии, тюрьме

Свидания осужденных, которые прибыли в место лишения свободы, регламентируются Уголовно-исполнительным кодексом, Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, а их количество зависит от режима отбывания наказания.

Несовершеннолетние осужденные, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях, имеют право на восемь краткосрочных и четыре длительных свидания в течение года.

При прибытии в колонию осужденный обязан представить сведения о близких родственниках, в том числе о членах семьи, не являющихся родственниками. Эти данные администрация ИК вносит в личное дело. Осужденный имеет право на свидание по прибытии в учреждение, вид которого определяет он сам. Последующие свидания предоставляются по истечении периода, равного частному от деления двенадцати месяцев на количество свиданий данного вида, полагающихся осужденному в течение года. Администрация учреждения может сокращать период времени между свиданиями при условии, что это не приведет к увеличению их количества в течение года.

Разрешение на свидание дает начальник учреждения, заместитель начальника по режиму и оперативной работе или исполняющие их обязанности, а при их отсутствии в исключительных случаях дежурный помощник начальника учреждения по заявлению осужденного или лица, прибывшего на свидание.

Прибывшие на свидание предъявляют документ, удостоверяющий личность, а также документы, подтверждающие родственные отношения с осужденным (свидетельство о рождении, свидетельство о заключении брака и другие). Количество родственников, допускаемых на свидание, определяется в зависимости от имеющихся возможностей по их размещению.

Во время проведения свиданий не допускается передача осужденным или осужденными каких-либо документов, записей, чертежей и тому подобного. Люди с признаками алкогольного либо наркотического опьянения на длительное либо краткосрочное свидание не допускаются.

При установлении нарушения порядка проведения свидания оно немедленно прекращается, в этом случае свидание считается реализованным.

При проведении противоэпидемических мероприятий, стихийных бедствиях и других чрезвычайных обстоятельствах, препятствующих нормальной деятельности учреждения, свидания могут быть временно прекращены. Этот период времени засчитывается в срок, по истечении которого осужденным могут быть предоставлены свидания.

Краткосрочные свидания с родственниками или иными лицами предоставляются осужденным в присутствии работника администрации исправительного учреждения. С не родственниками свидания предоставляются лишь в тех случаях, когда по мнению администрации учреждения они не могут отрицательно влиять на осужденного.

Продолжительность краткосрочного свидания составляет 4 часа.

Разговор ведется на языке, выбранном лицами, прибывшими на свидание. Если никто из представителей администрации учреждения не знает языка, на котором ведется разговор, то для контроля за содержанием беседы может быть приглашен переводчик или другое лицо, владеющее этим языком.

Лицам, прибывшим на краткосрочное свидание с осужденными, не разрешается заносить какие-либо продукты питания и вещи в комнаты, где проходит свидание, а в воспитательных колониях – разрешается по усмотрению администрации ИУ.

Досмотр лиц, прибывших на краткосрочное свидание, проводится при наличии достаточных оснований полагать, что они намерены передать запрещенные к использованию предметы. Если лицо, прибывшее на свидание, откажется от досмотра принадлежащих ему вещей и одежды, свидание осужденному с этим лицом в этот день не предоставляется.

Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания осужденного с близкими родственниками . Иным лицам, не являющимся родственниками осужденного, длительные свидания предоставляются только, если эти лица признаны в судебном порядке членами семьи согласно ч. 2 ст. 59 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье, при наличие подтверждающих документов.

Продолжительность длительного свидания – не менее 24 часов и не более трех суток – устанавливается в каждом случае администрацией учреждения с учетом поведения осужденного, его отношения к труду и обучению.

На период длительного свидания осужденные освобождаются от работы с последующей или предшествующей отработкой. Они могут пользоваться одеждой, бельем и обувью, принесенными родственниками. С собой на длительное свидание осужденным разрешается проносить курительные принадлежности и предметы личной гигиены.

В помещения для длительных свиданий разрешается проносить продукты питания (за исключением алкогольных, слабоалкогольных напитков и пива). При этом все вещи, предметы, продукты питания и одежда лиц, прибывших на длительное свидание, подвергаются обязательному досмотру.

По завершении длительного свидания начальник учреждения может разрешить родственникам передавать осужденным оставшиеся продукты питания весом, не более предусмотренного для посылки.

Продолжительность свидания может быть сокращена администрацией учреждения по просьбе лиц, находящихся на свидании. Объединение свиданий либо разъединение одного свидания на несколько не допускается.

Также длительное свидание может быть заменено краткосрочным по просьбе осужденного.

Дополнительное свидание для молодоженов

Осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных и воспитательных колониях, а также оставленным в следственных изоляторах и тюрьмах для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, при заключении брака в период отбывания наказания предоставляется длительное свидание продолжительностью до трех суток, которое не входит в счет положенных и предоставляемых в порядке поощрения свиданий.

Если регистрация брака происходила в СИЗО до вступления приговора в силу, дополнительное свидание не предоставляется.

Лишение свиданий как способ давления на осужденного

За нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденного к лишению свободы могут лишить очередного длительного или краткосрочного свидания. При этом вид свидания, которого будет лишен осужденный, определяется тем сотрудником учреждения, который налагает такое взыскание. Также осужденный может быть лишен ближайшего свидания, на которое он имеет право на момент наложения взыскания.

Осужденным к лишению свободы, водворенным в штрафной изолятор, запрещаются длительные и краткосрочные свидания.

Правозащитникам известны случаи, когда к политическим заключенным сотрудники колонии относятся предвзято, выносят необоснованные взыскания и — как следствие — лишают свиданий с родными. Такое обращение расценивается как дополнительное давление на осужденных.

Порядок обжалования отказа в свидании

Действия и решения органа, ведущего уголовный процесс, могут быть обжалованы в установленном УПК порядке участниками уголовного процесса, а также иными физическими и юридическими лицами, если проводимые процессуальные действия и решения затрагивают их интересы. Жалобы, на действия и решения органа дознания, лица, производящего дознание, и следователя подаются прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования, а жалобы на действия и решения следователя могут подаваться также начальнику следственного подразделения. Жалобы на действия и решения прокурора подаются вышестоящему прокурору, на действия и решения начальника следственного подразделения – вышестоящему начальнику следственного подразделения.

Примечание: в порядке поощрения осужденным в течение года может быть предоставлено дополнительно до четырех свиданий. Также их могут переводить на улучшенные условия содержания, где количество свиданий в год увеличивается. Однако это не относится к политическим заключенным, которых по умолчанию сразу ставят на «профилактические учеты».

Стало известно, когда разрешат длительные свидания в колониях

Управление федеральной службы исполнения наказаний России сообщило, что с 20 апреля в колониях некоторых регионов России разрешат трехдневные встречи с осужденными. На это время для общения предоставляется отдельное помещение на территории зоны.

Прибывшим на тюремное рандеву в обязательном порядке полагается иметь:

  • Справку-тест, полученную не раньше 3 суток до встречи.
  • Маску и перчатки.
  • Справку об отсутствии контакта с зараженными по месту жительства, полученную не ранее чем за 3 дня до приезда к осужденному.

Всем прибывшим проводится термометрия. Люди с признаками ОРВИ к свиданию не допускаются. Посещения разрешены при соблюдении установленных требований и по заведенному в ИК графику.

Краткосрочные свидания в колониях отменили в марте 2021 года из-за пандемии. Ограничения действовали в течение года. Теперь, когда ситуация с заболеваемостью стабилизировалась и началась вакцинация, временные ограничения на посещения сняты.

Заключение

Как видно, получение разрешения на свидание – процедура достаточно сложная, требующая не только чёткого соблюдения вами законных положений, но и схождения сопутствующих факторов, на которые вы повлиять не в силах, к примеру, это личностные отношения к вам и к заключённому следователя. Стоит отметить ещё и то, что ограничения, описанные в данной статье, не относятся к встречам заключённых со своими законными представителями, согласно ст. 144 и 145:

Ст. 144. Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации.

Ст. 145. Свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения их количества и продолжительности. Свидания могут проводиться в условиях, позволяющих сотруднику СИЗО видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать.

Осужденным в СИЗО разрешат длительные свидания с родными. Но будут ли они?

Правозащитники добиваются права на длительные свидания с родственниками для осужденных, которые после приговора остаются в СИЗО или возвращаются туда по каким-то причинам. Такое право имеют осужденные в колониях, но люди в СИЗО его лишены. В декабре прошлого года Конституционный суд постановил изменить законодательство в этом вопросе, и Минюст разработал законопроект. Но юристы и правозащитники считают, что документ дискриминирует некоторых осужденных и получить длительное свидание им будет почти невозможно. К тому же, его попросту негде организовать.

Заключенным в колониях разрешены от двух до шести длительных свиданий с родственниками в год. Каждое из них — это три дня в отдельном помещении без посторонних. Люди в СИЗО таких встреч лишены. Они имеют право только на свидания до трех часов, причем через стекло и под надзором.

Читать еще:  Чем отличается административная ответственность от уголовной: основные сходства и отличия

Наталья Звягина, директор представительства международной правозащитной организации Amnesty International в России говорит, что в большинстве случаев в России в СИЗО люди сидят долго:

«Так, чтобы быстро разобрались, отпустили или провели следствие, осудили — это исключение. 80 % дел — когда человек в СИЗО проводит год-два. И все это время он вырван из жизни и привычного окружения. Связи с родными — под строгим контролем следователя».

Свидания не для всех

Прецедентом стало обращение в Конституционный суд петербуржца Евгения Парамонова. Он провел в СИЗО пять лет с 2014 по 2019 год в статусе и обвиняемого, и осужденного. За эти годы он подал больше 700 исков к учреждениям ФСИН по поводу условий пребывания, а в КС направил больше 30 обращений. Он жаловался на отсутствие длительных свиданий с женой, детьми и близкими.

«Краткосрочных свиданий недостаточно для поддержания нормальных семейных отношений» — писал Парамонов. Одним из его аргументов было то, что они с женой не могут завести ребенка и получить после его рождения материнский капитал.

Рассмотрев жалобу, КС заявил, что нормы Уголовно-исполнительного кодекса, согласно которым длительные свидания для находящихся после приговора в СИЗО осужденных невозможны, не соответствуют Основному закону страны и вынес рекомендацию изменить нормативные акты.

Минюст разработал законопроект, который дает право на длительные свидания для осужденных в следственных изоляторах. Но подследственных и подсудимых граждан он не касается.

Московская Хельсинкская группа заявила, что законопроект противоречит постановлению Конституционного суда. Минюст разделил людей, находящихся в СИЗО, на две группы. Первая — это те, кто снова оказался там в качестве потерпевшего или свидетеля по новым уголовным делам. А вторая — это осужденные, которые остались или вернулись в СИЗО как подозреваемые по новому уголовному делу. И если первым длительные свидания разрешены при согласии руководителя СИЗО, то вторые могут получить длительное свидание только если разрешит следователь по их делу.

«Различия в правах осужденных, привлекаемых в качестве подозреваемого (обвиняемого), и правах осужденных, привлекаемых в качестве свидетеля либо потерпевшего, в части предоставления краткосрочных и длительных свиданий являются недопустимыми», заявила Московская Хельсинкская группа.

В распоряжении «Коммерсанта» есть ответное письмо Минюста. В нем ведомство объясняет ограничения «недопустимостью разглашения данных предварительного расследования». При этом утверждает, что отказы в свиданиях должны оформляться в виде мотивированных постановлений и могут быть обжалованы в суде.

Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

На всякий случай запретить

Юрист «Руси Сидящей» Леонид Абгаджава в разговоре с «МБХ медиа» выразил недоумение аргументом Минюста о том, что во время длительных свиданий осужденные якобы могут разгласить данные предварительного следствия:

«Представить ситуацию, когда могут быть разглашены данные следствия, можно — но она не может быть запрещена заранее законодательно. Предварительное следствие ведется, когда человек уже осужден и этапирован в СИЗО, — и что ему на этом этапе может стать известно? Давайте предположим. Свидетелей допрашивают без его участия. Обвиняемый может участвовать в очной ставке, но это не распространенная практика. Может быть назначена экспертиза, он будет знать, о чем будет проводиться экспертиза — но повлиять на нее человек, находящийся в следственном изоляторе, не сможет. Учитывая нашу следственную систему, не так много материалов можно разгласить».

Абгаджава также критикует универсальность предположения, что каждый осужденный в каждом деле может разгласить данные следствия:

«Заранее не зная конкретного дела, предрешать, могут ли быть разглашены данные предварительного следствия или нет — я считаю, что это абсолютно необоснованный довод. Это должно рассматриваться в каждом конкретном деле. Если следователю есть, чем обосновать этот довод, есть какие данные могут стать известны и каким образом и как они могут повлиять на ход расследования — тогда да, запрет свидания оправдан».

Можно, но негде

Леонид Абгаджава считает, что аргумент риска разглашения данных следствия будет использоваться, чтобы прикрыть истинную причину невозможности длительных свиданий в СИЗО: для них просто нет места.

«Поскольку такой технической возможности не будет, следователи будут отказывать. Естественно, они не будут говорить, что нет технической возможности, они будут ссылаться на эту священную корову, на которую всегда ссылаются — на недопустимость разглашения данных предварительного следствия. Но это технически нельзя решить сейчас. Начать надо с этого, я не представляю, где в следственных изоляторах найдутся помещения».

Наталья Звягина, директор Amnesty International в России подтверждает его слова: «Я была членом ОНК и могу подтвердить, что в регионах России СИЗО физически не располагают помещениями для длительных свиданий. Очень часто это старинные здания с историями, например, про содержание Махно, как в Воронеже. Нет ни пустующих помещений с водой и кухней, ни даже свободных камер, которые можно было бы переоборудовать. Чтобы организовать подобающие условия для длительных свиданий, нужно сначала построить новое СИЗО».

«Да, следователь должен мотивировать каждый отказ в длительном свидании, — говорит юрист Абгаджава. — Но я боюсь, что аргумента о разглашении тайны следствия будет достаточно. Ничего больше придумывать просто не придется. Про техническую возможность он говорить не будет, когда это самая главная проблема».

Абгаджава настроен пессимистично. Он считает, что Минюст не отреагирует на критику законопроекта со стороны правозащитников. Причина этому, он считает, в том числе экономическая. Чтобы в СИЗО появились дополнительные помещения, нужно тратить бюджетные средства, а в законопроект вкладывать серьезное экономическое обоснование. «Невозможно решить иначе, а они я думаю, не очень этого хотят».

Звягина считает, что деньги — не главное препятствие: «Если найдется бюджет, то ФСИН справится (сумеет организовать комнаты для свиданий. — «МБХ медиа»). Но реальная реализация права на личную жизнь заключенного будет по-прежнему зависеть от следователя, а это уже другое ведомство. Так что комнаты смогут и пустовать».

Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Простор для манипуляций

«В колониях встречи — это всегда пряник, которым администрация мотивирует к сотрудничеству и который при желании находит способ отнять. У следователя еще более утилитарные нужды. Угроза депривации вроде как разрешенного общения с родными очень быстро может превратиться в форму пытки: подпиши признание — и встретитесь», — говорит Звягина.

Звягина объясняет, что есть множество способов лишить заключенного свидания без всяких объяснений: «Ничто не помешает следователю и администрации учреждения так организовать график длительных свиданий и санобработки комнаты между ними, что в нем не останется места для конкретного подследственного. Ведь новые люди, нуждающиеся во встречах, будут появляться постоянно».

Вопросы гуманизма

Леонид Абгаджава обращает внимание, что за бортом законопроекта остались люди, у которых отменены те или иные судебные постановления:

«Если Конституционным судом отменяется не приговор, а апелляционное определение, то есть решение второй инстанции, — то, чтобы принять решение заново, человека этапируют в СИЗО и он ждет апелляционное рассмотрение. Формально у него снова приговор, не вступивший в силу, — и он тоже лишен длительных свиданий, а апелляция может затянуться».

Наталья Звягина и вовсе считает, что если поднимать вопрос о гуманизации системы наказаний, то нужно не обсуждать длительные свидания, а сокращать арест как меру пресечения.

«Ускорение сроков следствия тоже важнее. Закрыли человека — проводите мероприятия, собирайте материалы, а не затягивайте дело, ожидая, когда изможденный бесконечным ожиданием человек сам даст признание».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Заявление

Кому его нужно писать?

  • следователю (если дело в производстве);
  • судье (если отправлено в суд);
  • апелляционной коллегии (если в апелляционном производстве);
  • начальнику СИЗО (после вступления приговора в законную силу).

Как правильно его составить?

  • в «шапке» — куда, полное название органа;
  • должность, фамилия и инициалы чиновника, у которого вы просите разрешения;
  • просьба о свидании с заключенным;
  • дата, подпись.

Как видно, ничего сложного нет — это если касается самих действий. Тяжело будет морально, но именно ваши грамотные действия лучше всего помогут вашему родственнику, который угодил за решетку.

Конечно, в таких ситуациях не обойтись без поддержки грамотного адвоката, который поможет вам, если пенитенциарная система начнет чинить препятствия.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector